<< Главная страница

Глава 1.



Его звали Сувлехим Такац,
И он служил почтовой змеей...

- Сейчас ты умрешь, - произнес Безымянный Колдун.
Валентин понял, что проиграл. Магия Горных Колдунов оказалась сильнее. Руки уже завернуло за спину силовым жгутом, полуоткрытый рот наполнился внезапно загустевшим воздухом. И даже глаза больше не слушались Валентина - зачарованный, он не мигая смотрел в лицо своей смерти.
В лицо Большого Колдуна.
- Да вкусит Высокий Дух тело сие! - произнес глава Пятерки, молитвенно складывая руки и подымая к небу пронзительно-синие глаза. - Пусть огненная магия презренного чужеземца падет на него самого!
Валентин рванулся изо всех сил - но не сдвинулся и на миллиметр. Заклятье Горных Колдунов держало прочно. Похоже, подумал Валентин, на этот раз мне конец.
Боковым зрением он увидел, как Указующий Колдун поднимает правую руку. Между его пальцев вспыхивали белые искры - Указующий намеревался бить насмерть.
Мышцы взорвались болью. Валентину показалось, что он слышит хруст собственных костей. Бесполезно - он даже не смог прикрыть веки. Фаербол вылетел из раскрытой ладони Указующего и мгновением спустя выжег Валентину глаза.
Зашедшись в беззвучном крике, Валентин провалился в черноту. Ему мерещилось, что вокруг неизвестно откуда зажегся защитный кокон, и сквозь него он видит вытянувшееся в изумлении лицо Большого - но это, конечно же, был предсмертный бред.
Боль стала невыносима, и он покинул тело, уносясь к небесам.
Погоди-ка, сказал себе Валентин. К каким еще небесам?!
Он посмотрел вниз, на свой догорающий труп, распростертый на дне неглубокой впадины. Образы людей, толпившихся вокруг, уже расплывались; по краям зрение и вовсе мутилось, точно во сне.
Валентин с облегчением узнал давно знакомый кошмар. Попытался задержать ускользающий сон - да, все как в тот раз, Пятерка стояла именно так, трое впереди, Средний во втором ряду, Тыльный - в отдалении, как и положено по званию. Который месяц снится, а все как наяву!
- Тьфу ты, - фыркнул Валентин, окончательно проснувшись. Судя по непроглядной темноте за приоткрытым окном, не было еще и пяти часов. Диана едва слышно посапывала рядом.
Кошмар, однако, сказал себе Валентин. Никак не забудется...
- Опять? - прошептала Диана, поворачиваясь лицом к Валентину.
- Опять, - вздохнул Валентин. - Натерпелся я тогда страху...
- Все хорошо, Валька, - пробормотала Диана. - Ты ведь их победил, помнишь?
Валентин усмехнулся.
- Еще бы!
- Ну вот, - улыбнулась Диана в ответ. - Который теперь час?
- Сейчас посмотрю, - Валентин потянулся было к тумбочке, да так и замер на полпути. Усмехнулся. Десять лет прошло, а все будильник ищу!
Короткой командой он высветил перед собой циферблат. Как просто, на первый взгляд - а заклинание-то из мастерской обязаловки. Не меньше трех лет обучения.
- Десять минут шестого, - сказал Валентин.
- Ага, - многозначительно сказала Диана.
Она закинула руки за голову, потянулась всем телом, выгнувшись над постелью, и решительно спрыгнула на пол. Валентин, не вставая, сложил пальцы в "перчатку" и прямо с кровати повернул светорегулятор. Еще один пункт обязаловки, телекинез.
Комната осветилась неярким оранжевым светом, словно в стене внезапно загорелся доселе скрытый камин. Диана плавно подошла к окну и остановилась, запрокинув голову. Похоже, подумал Валентин, нырять в бассейн она пока не собирается.
Диана обернулась в его сторону.
- Подними меня, - попросила она, раскидывая руки в стороны. - Я хочу полетать... пока никто не видит.
А вот это уже не обязаловка, улыбнулся Валентин. Это уже не всякому дано.
Он слегка изменил положение пальцев, сложив нечто среднее между "козой" и "ладонью силы". Груди Дианы поднялись, подхваченные верхним силовым вихрем; она слегка повела бедрами, устраиваясь поудобнее на нижнем, а потом нырнула вперед и повисла в полуметре над полом. Валентин добавил еще два вихря на ноги и помахал свободной рукой.
- Я быстро, - пообещала Диана, поднимаясь на высоту человеческого роста. - Два круга над садом, и все.
Валентин кивнул, любуясь на подругу. Диана слегка согнула ноги в коленях, приняла позу парашютиста - в исполнении обнаженной женщины поза выглядела весьма эффектно - и выпорхнула наружу. Валентин сел на постели, зевнул и подумал, что выспаться, по-видимому, не удастся.
И тут на пальце запульсировало переговорное кольцо. Валентин от неожиданности чуть не скомкал заклинание.
- Какого черта? - пробормотал он. - Кто там?
- Валентин! - голосом из недавнего кошмара скомандовало кольцо. - Это я, Занг!
Валентин сжал губы. Ну разумеется. Шаггар Занг, координатор сектора "Побережье-Север". В самый раз после такого сна!
- В чем дело, шеф? - не скрывая неприязни, спросил Валентин. - Вы чертовски не вовремя...
- Чрезвычайное происшествие, - отрезал Занг. - Роберт в реанимации. Под угрозой вся фарингская сеть. Немедленно...
Валентин перебил его:
- В реанимации?!
- Как скоро ты будешь готов? - смягчился Занг. Видимо, сообразил, что официально рабочий день еще не начался.
Валентин пожал плечами и покосился на окно.
- Минут пятнадцать... лучше двадцать, - сказал он с сомнением. - Но все-таки, почему такая срочность?!
- Узнаешь, - пообещал Занг и прервал контакт.
Замечательно, подумал Валентин. Что называется, сон в руку. Ну почему именно сейчас?!
Он поднялся с постели и подошел к стенному шкафу. Похоже, Управлением дело не ограничится; надо быть готовым к заброске. Интересно, что там у них стряслось, подумал Валентин, влезая в желто-оранжевый, обтягивающий тело костюм факира. Еще один талисман объявился? Зомби пошли в атаку на Эбо? Полгода на родине - Валентин усмехнулся, отметив, что называет этим словом страну Эбо, а вовсе не Землю, - сделали свое дело. Аллах его знает, что у них там стряслось.
В окно влетела Диана - рот до ушей, глаза сверкают, - и замерла, увидев Валентина в комбинезоне.
- Ты куда? - растерянно воскликнула она, опускаясь на пол.
- На работу, - ответил Валентин. - Срочный вызов.
- Теперь еще и срочный вызов, - сказала Диана, складывая руки на груди. - Ты что, и в самом деле собачонка по вызову?!
Валентин натянул сапоги и вытащил из шкафа свой знаменитый дурацкий колпак.
- Чрезвычайное происшествие, - попробовал он оправдаться. - Это же первый раз за шесть лет...
Диана молча поджала губы. Также молча она прошла мимо Валентина и села на постель.
Валентин проверил колпак - все в порядке, аксессуары на месте, - и нахлобучил его на голову. Звякнули бубенцы.
Диана вздрогнула и повернула голову. Глаза ее расширились.
- Ты... на Побережье? - спросила она дрогнувшим голосом.
Валентин кивнул. Врать, что, мол, обойдется кабинетной работой, не хотелось. Диана нахмурилась:
- Это надолго?
- Максимум на три дня, - уверенно сказал Валентин. Как правило, оперативные задания не требовали много времени. Другое дело - поддержание имиджа; но сейчас об этом не могло быть и речи. - Скорее всего, вернусь уже вечером. Устроим праздничный ужин, слетаем на Джин-Джим...
- Ужин, - повторила Диана и покачала головой. - Знаешь что? Не ходи!
- Как это?! - опешил Валентин.
- Я серьезно, - Диана подошла к Валентину и положила руки ему на плечи. - Мы же только вчера об этом разговаривали. Сколько можно быть ищейкой на побегушках? В костюм этот дурацкий наряжаться... Ты же маг, Валька, маг, каких поискать!
- Ну... - Валентин пожал плечами. - Я все-таки шесть лет в Управлении, нельзя же вот так все взять и бросить...
Диана фыркнула:
- Только так и можно! Иначе так всю жизнь и будешь возиться с этими дикарями на Побережье. - Она скривилась в усмешке. - Внешники! Белая кость! Какой толк от вас, боже мой... Строите из себя бог весь что, а сами играетесь в игрушки в песочнице размером с полпланеты. Когда ж тебе надоест-то?
Валентин только руками развел. Одно слово - женщины; выберут же момент!
Диана отступила на шаг и неожиданно серьезно сказала:
- Валька! Знаешь, я ведь тоже немножко ведьма. Я чувствую, - она приложила руку к левой груди, - если ты сейчас уйдешь, ты уйдешь навсегда. Нет, нет, не смейся, это серьезно! В жизни бывают особенные дни, и сегодня один из них. Ну как новый год, понимаешь?
- Не понимаю! - возмутился Валентин. - Слушай, чем раньше я сейчас смотаюсь, тем раньше вернусь! Давай отложим все это до вечера, а? И день еще будет еще тот же самый, особенный?
Диана несколько секунд молча смотрела на него, а потом отвернулась.
- Поздно, - пробормотала она. - Поздно!
- Хочешь, - сказал Валентин, шагнув вперед и попытавшись обнять Диану, - я тебе подарок с Побережья привезу? В Лигии делают изумительные серебряные розы, засмотреться можно...
Диана резко оттолкнула его и покачала головой.
- Ты неисправим, - вздохнула она. - Иди, иди в свое Управление. Посмотрим, что ты скажешь, когда вернешься...
- Ну, пока, - сказал Валентин. Вечером надо будет поговорить, решил он. Диане действительно не нравится, что я всего лишь оператор талисмана-ищейки. С этим надо что-то делать.
Он потер переговорное кольцо большим пальцем.
- Шеф, я готов! Забирайте!
Золотистые блики замелькали по стенам. Валентин почувствовал легкое покалывание во всем теле - сработал портал. Диана прощально помахала рукой.
Мгновением спустя Валентин уже стоял в просторном кабинете координатора.
Шаггар Занг оторвал взгляд от разложенных на столе бумаг. Выглядел он так, словно не спал по меньшей мере неделю.
- Доброе утро, Шеллер, - сухо произнес Занг. Он собрал бумаги в одну пухлую папку и положил ее на край стола. - Подробности здесь.
- Может быть, вы хоть что-то объясните? - спросил Валентин, даже не посмотрев на папку. - Я до сих пор не пойму, зачем я понадобился.
Занг нахмурился:
- Все за тем же, - отрывисто произнес он. - Надо найти токен-ринг. И как можно быстрее.
Токен-ринг, повторил про себя Валентин. Так в Управлении называли переговорные кольца. Занг любил короткие формулировки и точные термины.
- Какой именно токен-ринг? - уточнил Валентин.
- Токен-ринг Роберта Клайда. Утерян в Фарингии, вчера, в шестнадцать тридцать по времени Управления.
Валентин покачал головой. С чего бы это супер-агенту вроде Роберта терять кольца? Да еще на задании?! Учитывая, что сам Роберт в реанимации...
- В два часа ночи токен-ринг сработал, - продолжил Занг, бесстрастно глядя на Валентина. - Кто-то вызвал меня, но не сказал ни слова.
- Может быть, его нашел кто-то из местных? - предположил Валентин. Что за чушь я несу, подумал он; ведь кольцо настроено только на своего владельца! - А сам Роберт? Где он был в этот момент?
- В восстановительном коконе, - ответил Занг. - Можешь мне поверить, кольца при нем не было! Им воспользовался кто-то чужой.
Быть этого не может, подумал Валентин, я же помню, какая там защита. Четвертый курс, запирающие заклинания... разве только...
- Что с Робертом? - спросил он, опускаясь на стул.
- Ничего серьезного, - отмахнулся Занг. - Регенерация пальца, общий сепсис.
- Значит, вместе с пальцем, - кивнул Валентин. - Ловко... Но это же нужно было догадаться, подготовить, выбрать момент, наконец, застать Роберта врасплох... Как они вообще сумели застать его врасплох?!
- Все в отчете, - Занг постучал по папке. - Ты же знаешь, так будет быстрее. Если сочтешь нужным, можешь разбудить Роберта. Постарайся управиться за час. Нужно объяснять, что такое один час без связи?
Валентин помотал головой. Вся информация агентам на Побережье шла через кольца. Считалось, что расколоть индивидуальный код невозможно; теперь, когда кольцо попало в чужие руки, любое слово, переданное агентам, могло раскрыть главную тайну Управления.
Сам факт его существования.
Да, подумал Валентин, попались; что толку, что переговоры идут на земных языках? Талисманное поле Панги обеспечивало каждого пришельца синхронным переводом с любого местного языка - но точно так же переводила на местный даже самые заковыристые идиомы вроде "каждому чайнику чайником по чайнику". Разумеется, закодировав кольца, никто и не подумал развить системы кодов для сообщений. Диана чертовски права, со вздохом подумал Валентин. Игры в песочнице.
- Все понятно, шеф, - сказал он бодро. - Управлюсь. Не в первый раз. С лигийским перстнем покруче было...
- Тогда через час, - оборвал его Занг. - Доложишь план - и отправишься. Свободен.
Валентин взял бумаги - ничего себе пачка, страниц сорок - поднялся, тряхнул головой. Бубенцы на колпаке озорно зазвенели. Занг махнул рукой - давай, давай, работай. Дурить будешь на задании.
В своем кабинете Валентин установил яркий, безжалостный свет и понизил температуру до двенадцати градусов. Затем развалился в кресле, шмякнув бумаги нас стол.
Итак, что мы имеем? Во-первых, конечно, отчет Роберта - внушительных размеров документ, исполненный убористым шрифтом. Валентин покачал головой - успеть прочитать бы!
Во-вторых, комментарии ведущего аналитика, Шатуона Раденнеза. Вот повезло-то!
В-третьих, хроноспейсы по месту происшествия. Сутки перед, час после происшествия. Очень хорошо... Так, а это что?
Валентин присвистнул, держа перед собой клочок бумаги едва в треть тетрадного листа. На нем неподражаемым мелким почерком, известным, наверное, каждому агенту Управления, было написано:
"Шаггар! Наши приятели наконец повернули на Север. Жди их завтра к утру. Думаю, это заставит Не-Джо зашевелиться!"
Под этой в высшей степени непонятной - для непосвященных - фразой стояла закорючка из двух переплетенных букв "Г" и "Л".
Собственноручная подпись Грегори Ланды, координатора сектора "Побережье-Юг".
Валентин ощутил неприятную пустоту в желудке. Надо было позавтракать, запоздало и совершенно ни к месту пришло в голову. Простая, как бревно, операция прямо на глазах перерастала в героический эпос. Вместо привычных и в общем-то достаточно безобидных зомби, к которым Валентин уже привык, в качестве потенциального противника вырисовывались два тальмена.
О том, что бумажка оказалась в папке случайно, Валентин даже думать не желал. Случайностей не бывает.
Итак, тальмены. Или, как их называют неспециалисты, талисмановладельцы. Повелители могучих талисманов. Валентин положил записку Ланды перед собой и погрозил ей кулаком. Он не любил тальменов.
Не любил и боялся.
Каждый землянин, попадавший на Пангу, переживал три потрясения. Первое - когда узнавал, что обратной дороги не существует.
Второе - когда находил наконец свой талисман, открывая для себя восторг Повелевать.
Третье - когда узнавал, что его талисман лишь жалкая игрушка по сравнению с могучими талисманами, повелители которых - Избранные, как их называли на Побережье, - стояли выше императоров и самых великих магов.
В истории Панги бывали благословенные века, когда ни один из пришельцев не подходил по Т-спектру могучим талисманам. Века без тальменов. Эпохи, в которые жизнь входила в нормальное русло, в которые ученые и изобретатели начинали цениться выше магов и пришельцев. Разумеется, кивнул Валентин своим мрачным мыслям, все эти благословенные века давно в прошлом. В настоящий момент на Панге жили целых три тальмена; еще один погиб совсем недавно, и Валентин имел сомнительное удовольствие видеть, как это происходило.
Три тальмена - Георг, Детмар и Габриэль. До недавнего времени первые двое относились к ведомству Ланды; теперь же все они собрались в нашем секторе.
Валентин представил себе злорадную ухмылку на длинном лице Ланды. Несомненно, он был крайне доволен, что "наши приятели" покидают его сектор, не оставив за собой многочисленных жертв и разрушений.
Завладев могучим талисманом, человек не сразу становится тальменом. В первые годы он живет как прежде, в том же городе и в том же доме, общается с теми же друзьями. Но однажды - у кого раньше, у кого позже - случается неизбежное. Пришелец позволяет талисману проявить свою силу - и талисман воплощает в жизнь все, о чем его повелитель мечтал многие годы. С этого момента пришелец начинает пользоваться талисманом все чаще. Могущество, нигде не встречающее отпора, убеждает любого. От успеха к успеху тальмен все сильнее верит в свою правоту. Люди перестают быть интересны - он слишком слабы; тальмен желает померяться силой с целыми государствами. Рождаются Великие Империи - Ландор, Лигия, теперь вот - Фарингия. Никто и ничто не может помешать тальмену подчинить своей власти огромные территории. А если кто посмеет помешать...
Валентин покачал головой. Сектору "Побережье-Север" с этим, можно сказать, повезло. Третий тальмен, верховный правитель Фарингии, он же Серый Воитель, не случайно получил прозвище Габриэль Бич Божий. В рекордно короткий срок он превратил процветающую феодальную страну в полуголодное полицейское государство, где власть принадлежала уже не столько ему, сколько местным опричникам, гордо именуемым Воителями. Не обладая дворянскими манерами Георга, Габриэль проводил свои реформы грубо и нагло, вызвав ожесточенное сопротивление фаров всех уровней. И подавил его, да как подавил! Сожженные начисто города, усеянные тысячами трупов поля, "перевоспитание" фаров у позорного столба... Конечно, в земной истории видали и не такое; но Серый творил все свои преступления лично, сам, без ансамбля. И вскоре при одном слухе, что Габриэль Бич Божий близко, пустели целые провинции; на многие дни пути вдоль Великого Тракта тянулись заброшенные поля; и наконец, как апофеоз безумной ненависти к Серому, неизвестно откуда появился Не-Джо.
Этот самый Не-Джо до сих пор оставался загадкой. Человека, обозначенного этим прозвищем, найти так и не удалось - ни Серому Воителю, ни даже прилично подготовленной агентуре Эбо. За несколько лет необъявленной войны первоначальное шутливое имя организатора "ночной власти" - Неуловимый Джо - сократилось до более удобного в произношении, и даже вошло в официальные документы. В последнее время в Управлении пользовалась успехом фраза "Воюет, как Не-Джо - до последнего мирного жителя". И в ней была своя горькая правда. Дубина народной войны, подогреваемой недюжинными магическими талантами вождя - одни зомби чего стоят! - била главным образом по голове самого народа. Население Фарингии сократилось почти на треть, и конца этим безобразиям не было.
Теперь же в многострадальной Фарингии собирались появиться еще два тальмена. Вот уж не повезло, так не повезло, подумал Валентин.
С учетом всех этих обстоятельств завтрашний день в Фарингии обещал выдаться жарким. Валентин глянул на часы - ого, пятнадцать минут прошло! - и окончательно уверился в мысли, что с кольцом нужно закончить как можно быстрее. А потом - бежать, бежать и бежать! Хватит с меня Гельвеции.
Валентин, разумеется, отлично знал, как найти кольцо. Существовало целых два способа сделать это в считанные минуты. Традиционный - взять пеленгатор, вызвать нужный токен-ринг и засечь направление по фоновому излучению. И специальный, доступный немногим - а точнее, только ему, ищейке Шеллеру, - пройти по ментальному следу похитителя.
Валентин приложил ладонь к каменной столешнице прямо над левой тумбой стола. На казавшейся монолитной тумбе обозначились тонкие трещины, затем из нее медленно выдвинулся тонкий ящик, в котором лежал один-единственный предмет.
Талисман выглядел как тонкий хрустальный обруч, покрытый в нескольких местах еле заметной резьбой. Валентин крепко взял его двумя руками - несмотря на кажущуюся воздушность, весил обруч добрых полпуда - и осторожно водрузил себе на голову. Потом откинулся в кресле и прикрыл глаза.
Когда комната перестала вращаться, тошнота отступила, а тяжесть обруча сменилась пьянящим ощущением парящей в воздухе головы, Валентин разрешил себе вернуться к бумагам. Обруч - талисман, подошедший Валентину еще десять лет назад - как раз и был средством для хождения по ментальному следу. С его помощью мысли и ощущения другого человека становился видимыми и осязаемыми, в этом обруче Валентин мог по своему выбору видеть прошлые события глазами любого их участника. Все, что для этого требовалось - оказаться на месте происшествия; талисман считывал то, что Валентин для простоты называл "ментальным следом", из локальных структур Т-поля.
Обруч был его призванием, его вторым "я", он делал его незаменимым - и, как Валентин заподозрил еще утром, оказался главным виновником сегодняшнего раннего вызова. Талисман дарил Валентину тысячи других жизней, позволял побывать в шкуре самых диковинных созданий - не только людей, гоблинов и зомби, но даже самих тальменов! Сменить работу?! Сейчас Валентину было просто смешно. Да никогда в жизни!
Разложив на столе хроноспейсы, Валентин уже через минуту довольно потер руки. Взяв из воздуха циркуль, он придвинул к себе карту северного Побережья, ткнул иглой в крохотную точку с названием Фламмет и описал окружность.
- Подумаешь, бином Ньютона, - прокомментировал он свои действия вслух. - Десять часов, предельная скорость - тридцать километров в час. Либо оно внутри этого круга, либо здесь замешаны тальмены.
Логика его рассуждений была на редкость примитивной. Только тальмены - ну и как совсем уж особый случай сам Принц Акино - обладали способностью мгновенно переноситься на огромные расстояния. Всем остальным жителям Панги - даже великим магам - приходилось довольствоваться относительно медленными способами. Пешком, на лошадях, на монстрах, именуемых Зверями Прямого Пути, на самрухарах, на драконах - но в любом случае не быстрее тридцати километров в час. Расчеты еще молодого Ланды, шестой век от основания Города Солнца.
Отбросив циркуль, который тут же растворился в воздухе, Валентин устроился поудобнее и взялся за отчет Роберта. Ваше слово, властелин кольца!
Роберт работал в Фарингии в оперативном погружении, не слишком глубоко - тема того не стоила - но достаточно основательно. Отчет начинался с самого начала, с холодного декабрьского утра, когда избитый в кровь Роберт постучался в Дом Воителей, стоявший на самой границе разбойничьего Онгерского леса.
Валентин пожал плечами - легенда как легенда, избитый батрак идет в воители, чтобы отомстить, - быстро перевернул несколько листов. Дойдя до описания встречи Роберта с разбойниками - теми самыми, все по правде! - Валентин невольно зачитался. Сам Роберт не столько бил, сколько уворачивался; по легенде он дрался не лучше среднего крестьянина. Пока двое разбойников пробовали на нем вес своих кистеней, опытные Воители с некоторой скукой перебили остальных, благодаря чему Роберт отделался двумя переломами. Потом месяц в гарнизонном госпитале, в городе, медсестры, крепкое пиво, статус Прижившего Кровь, и вот, наконец, назначение, которое недавний батрак счел, наверное, редкой удачей. Назначение в отряд Ожидающих во Тьме.
Валентин цокнул языком от удовольствия. Пусть мы в игрушки играем, но как играем! Небось, кадровики Воителей посмеивались, отправляя неловкого и никчемного Роберта на верную смерть в фарингский штрафбат, посмеивались тому, как это все красиво и гордо называется, Ожидающие во Тьме, ожидающие как правило скорой смерти. Но они понятия не имели, что все эти полгода Роберт только того и добивался, потому что темой его работы были зомби, ночные мстители, вот уже несколько лет державшие в напряжении военную машину Серого.
Именно нападения зомби и ожидали во тьме фарингские штрафники. Выжившие после первой стычки - раненых в боях с зомби не бывает - становились сержантами, выжившие после второй - лейтенантами. Тысяча штрафников обеспечивала одного офицера. Офицерский взвод уже был в состоянии дать зомби отпор. Серого сопровождал офицерский полк. Для тальменов все очень просто.
Интересно, подумал Валентин, переворачивая страницу, как Роберт дальше выкручивался? В любом случае больше трех контактов с зомби ему не светило - не погибнешь, так повысят. А для детального изучения требовалось гораздо больше встреч.
Пришлось снова цокать языком. Роберт, увидев зомби, точно забыл свое крестьянское происхождение. Выворотил первый попавшийся кол - как же, первый попавшийся! небось всем сектором в древних рукописях копались! - отважно бросился на зомби, и с этого момента словно сам Бич Божий направлял его руку. Едва кол ударял зомби во впадину под подбородком, как те замирали и начинали кружиться на одном месте, нисколько не интересуясь происходящим. Обрадованные неожиданной удачей Ожидающие быстро сообразили облить зомби горящей смолой и сжечь напрочь. Итог схватки - шестнадцать уничтоженных зомби при нуле потерь - был настолько впечатляющим, что Роберт был тут же назначен главным истребителем зомби, и вскоре, подобрав себе бригады из таких же сорвиголов, уже носился по всей Фарингии, нанося зомби даже больший ущерб, чем сам Серый со своим могучим талисманом.
Да, чего только не сделаешь, чтобы спокойно поизучать зомби, подумал Валентин. Вспомнив тренировочные бои с Робертом, он поежился. Бедные зомби. Как же это у такого супермена кольцо украли? Да еще вместе с пальцем?
Валентин быстро перелистал оставшиеся страницы. Ага, вот оно.
Надо полагать, это был обычный вечер - а по меркам Побережья, где вставали засветло, - уже раннее утро - после насыщенного трудового дня. Ожидающие, переименованные с той памятной схватки в Преследующих, попивали пиво, щедро оплаченное обещанием не докладывать куда следует о связях кабатчика с зомби. После нескольких кружек - пыль для моряка! - Роберт решил пройтись до ветру. Светало, но тени могучих дубов, окружавших кабак, оставались густыми. Валентин фыркнул - как банально! Разумеется, именно оттуда, и именно в самый неподходящий момент выскочила какая-то тварь.
"Я не чувствовал никакой опасности, - прочел Валентин в отчете. - Тварь напоминала деревенского мальчишку, даже хныкала на бегу очень похоже, и я протянул руку чуть вперед - рефлекторно, видимо, желая приласкать или погладить по голове. Тварь завизжала, точно ее оса ужалила, подбежала ко мне, причитая по-своему. Тут я уловил знакомый запах - зомби, но почему-то не придал этому значения. Тварь подпрыгнула, точно обрадовавшись, замахала руками и вдруг ни с того ни с сего цапнула меня за палец. От неожиданности я даже боли не чувствовал, попытался схватить ее другой рукой - но тварь, не прекращая хныкать и бормотать, упала на землю, откатилась в сторону и на четвереньках быстро-быстро юркнула обратно в лес. Тут я понял, что все это время я реагировал очень замедленно, точно был в трансе. Откушенный палец задергало, рука полыхнула жаром - яд зомби, все симптомы. Я шагнул вперед и потерял сознание".
Валентин поднял глаза к потолку. Боевые искусства! Поэзия мордобоя! Неужели не нашлось времени элементарный магический щит поставить? Как об меня все известные породы дерева обламывать - так время было... А здесь - белыми нитками шитая гипноатака, ну чтоб ему хотя бы "веер" раскрыть? И вообще, какого черта он на операции без "звоночка" шлялся?!
Ну ладно, махнул рукой Валентин, регенерируется, я ему припомню. В конце концов, мы ж как дети малые, в песочнице возимся, какой с нас спрос? Что там дальше-то было?
К своему удивлению, Валентин обнаружил, что на этом отчет фактически заканчивается. Потерял сознание, очнулся - гипс. То есть - операционный кокон в госпитале Управления. После этого шло презанудное, на трех страницах, описание этой самой маленькой твари и даже ее фоторобот. Валентин рассмотрел фоторобот и хмыкнул. Для подростка зомби слишком сильно порос шерстью.
Повертев лист с фотороботом - последний в отчете - Валентин положил его на стол и почесал лоб. Интересно, как это Роберт вообще попал обратно? Во-первых, он же был без сознания. А во-вторых, будь он даже в полном сознании, как бы это он вызвал подмогу по переговорному кольцу, которое в это время пережевывал маленький зомби? Как же это он Т-портал вызвал?
- Гнать надо за такую работу, - заключил Валентин, поднимаясь с кресла, - растеряют кольца, а я ни свет ни заря ищи... Из постели, от жены...
На самом деле, конечно, Валентин вовсе не злился на Роберта. Ему стало немного не по себе при мысли о предстоящей встрече с загадочным зомби. Веера и звоночки могли оказаться против него столь же бесполезны, как черный пояс Роберта по каратэ. Дело заключалась в том, что у зомби наверняка существовал хозяин.
- Охо-хо, - пожаловался Валентин, прогуливаясь по кабинету, - говорила мне Диана - смени работу...
Поглядев на часы - так и есть, всего десять минут осталось, а ни черта не сделано, - Валентин сел за стол и, стиснув зубы, взялся за комментарий Раденнеза.
Как всегда, тот был выдержан в изысканной средневековой манере, при которой к концу предложения читатель прочно забывал о том, что происходило в начале. Раденнез, прибывший в Эбо шестнадцать лет назад, так и не расстался с манерами и терминологией своего родного Оконечного Храма. Только теперь вместо витиеватых рассуждений о том, какому из семидесяти девяти демонов зла приписать очередной неурожай, его жертвам приходилось прослеживать сотни вариантов одного и того же события, изложенные с точек зрения неких "персон" с кодовыми наименованиями.
"Принимая облик маленького, поросшего шерстью зомби, Зомбак преследовал не только цель отвлечь внимание от своей подлинной сущности, но также и главным образом стремился увести своих преследователей по ложному следу, предполагающему подчиненную роль зомби в инциденте с кольцом, а следовательно, направляющем внимание на поиски хозяина зомби", - прочел Валентин наугад. Ай да Зомбак; и ведь точно, уведет меня по ложному следу.
Сталкиваясь с писаниями Раденнеза, Валентин неизменно чувствовал себя полным кретином. Изощренный ум жреца-аналитика выбрасывал бесчисленные версии с легкостью попкорн-автомата. Неудивительно, что Занг даже слышать не хотел о других аналитиках; чем бы ни заканчивалось расследование, всегда выяснялось, что Раденнез именно это и предсказывал. Он предсказывал все - но толку от его сбывающихся пророчеств не было никакого. Прочитавши его аналитические записки, можно было идти и вешаться - проследить все разнообразие версий не хватило бы ни времени, ни сил.
Хорошо, что час уже закончился, сказал себе Валентин. Дочитаю после операции.
Он сгреб бумаги и свернул их в тугой рулон. Да будь это хоть сам переодетый принц Акино, подумал он. Зомбак, не Зомбак, все равно никто, кроме меня, по ментальному следу не пройдет! На месте и разберемся.
- Прочитал? - спросил Занг, даже не подняв глаз. Не иначе, очередные комментарии Радендеза изучал.
- Низкопробное чтиво, - доложил Валентин, бросая бумаги на стол. Рулон с хрустом развернулся. Занг поморщился:
- Вот я еще твой отчет почитаю! План составил?
Валентин пожал плечами:
- Похищение как похищение. Пройдусь по следу, выберу момент и совершу изъятие.
Занг нахмурился:
- Ты что, ничего не понял?
- То есть?
Занг некоторое время изучал Валентина, словно размышляя, стоит ли объяснять, в чем дело. Потом покачал головой.
- Пойдешь по следу, - сухо сказал он, - доберешься до конца цепочки. Запеленгуешь токен-ринг. Убедишься, что он на месте. Сообщишь мне. Все. Остальное - не твоя забота.
- Сообщу вам? - переспросил Валентин. - Это по открытому-то каналу? Боюсь, недолго после этого колечко на месте пролежит...
- Сообщишь мне, - терпеливо повторил Занг. - Лично. Будешь работать под присмотром, Стелла уже в курсе. Закончишь - запросишь эвакуацию. Понял?
- А-а... - протянул Валентин. Значит, еще и под присмотром!
Несмотря на сравнительно большую распространенность визомонов - хрустальных шаров, в которых их повелители могли видеть и слышать происходящее за тысячи километров, - в секторе их было всего два. Так что далеко не каждый раз агента сопровождал в работе неотступный глаз оператора, следящего за ним в магический шар. Точнее говоря, почти никогда не сопровождал.
Работать под присмотром Валентину довелось всего два раза. В операции "Перстень", само собой, - правда, тогда присмотр нисколько не пригодился, - и еще один раз, о котором он предпочитал не вспоминать. В тот раз только присмотр его и спас.
- Вот именно, - сухо заметил Занг. - Сколько тебе нужно времени?
Валентин пожал плечами:
- Если кольцо точно в Фарингии...
- Можешь быть уверен, - кивнул Занг.
- ... тогда к обеду закончу. Правда, потребуется несколько Т-прыжков. - Валентин с любопытством посмотрел на Занга. Так и есть - тот ничуть не удивился.
- Само собой, - снова кивнул Занг. - Значит, контрольный срок - четырнадцать тридцать. Да, вот еще что. - Он наклонился вперед. - Если ты убедишься, будешь абсолютно уверен, что в этом деле замешан Серый - немедленно эвакуируйся. Ясно?
- Ясно, - подтвердил Валентин. Его не покидало ощущение, что разговор идет о чем-то не о том. - Искать кольцо отсюда и до обеда; почуяв Серого, эвакуироваться. Чего уж тут непонятного. Так я пошел?
- И будь осторожен, - напутствовал его Занг. - Помни, что случилось с Робертом.
Валентин кивнул и вышел из кабинета.
Все было не так. Зачем в бумагах записка Ланды? Почему Занг ничего не сказал о "наших приятелях"? Очевидно, Роберт тоже работал под присмотром - опять же, почему? Разве изучение зомби настолько опасно? Что там вообще происходит, в Фарингии-то?
Домой я хочу, подумал Валентин, к жене, не выспался я, и даже не завтракал. В гробу я видал ваши секреты!
Он толкнул дверь и вошел в операторскую. Стелла и впрямь была предупреждена - уже навела маникюр по первому разряду. Она сидела, откинувшись в кресле, закинув ногу на ногу, и потягивала апельсиновый сок из высокого бокала. В широко раскрытых глазах ее не было и намека на усталость; она была готова шалить и провоцировать. И это в полседьмого утра...
- Привет вуайеристам, - поздоровался Валентин. Стелла была из своих, из землян двадцатого века, и за словом в карман не лезла.
- Привет эксгибиционистам, - отозвалась старший визомон-оператор. - Не знаешь, чего это шеф нас в такую рань поднял?
- Токен-ринг потерялся, - пояснил Валентин. - Шеф, похоже, ночь не спал, глаза от размышлений на лоб лезут, явно над чем-то думал. Но это не нашего ума дело...
Стелла допила сок и покачала ногой.
- Так чем же мы займется?
- Сексом по специальностям, - буркнул Валентин. Почему-то трепаться со Стеллой ему не хотелось. - Я буду шляться по Фарингии, поигрывая мускулами, а ты будешь подглядывать.
- Бездна наслаждений, - Стелла закатила глаза. - И как долго продлится это неземное блаженство?
- Контрольный срок - два тридцать.
- Сигнал как обычно? Никакой экзотики?
- Никакой. А вот попрыгать придется. - Валентин взошел на сложенный из желтого песчаника старт-подиум. - Первое место - Фламмет, придорожная корчма в полукилометре от города.
- "Рыжий Феникс"? Логово Преследующих? - Стелла приоткрыла рот и демонстративно пробежалась язычком по губам. - Будет на что посмотреть. Ты, главное, там с зомбями поосторожнее!
- Давай отправляй, - вздохнул Валентин. - Жрать хочется!
Стелла рассмеялась:
- Думаешь, в "Рыжем Фениксе" тебе удастся подкрепиться? Там же засела зондеркоманда нашего Роберта. Весь день лес прочесывали, а к вечеру притомилась, и теперь отъедаются, отпиваются, и разговоры разговаривают. Тебе повезет, если ты выпросишь хотя бы три корочки хлеба.
- Много ли надо убогому? - спросил Валентин, задорно звеня бубенцами. Колпак факира гарантировал ему теплый прием в любой харчевне. - Ай, хозяйка, хлебушка кусок да пива стакан, и будет не кабак, а веселый балаган, фокусы, волшба, смешные словеса, а за отдельную плату - и вовсе чудеса!
- Вот он я, вот они, ваши денежки, - подхватила Стелла, - а вот уже ни меня, ни денег!
Это было последнее, что Валентин услышал перед тем, как перенестись на Побережье.


далее: Глава 2. >>
назад: Сергей Щеглов. Часовой Армагеддона <<

Сергей Щеглов. Часовой Армагеддона
   Глава 1.
   Глава 2.
   Глава 3.
   Глава 9.
   Глава 18.
   Глава 19.
   Глава 20.


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация