Сергей Щеглов. Дипломат особого назначения




Посвящение
Всем тем, кто требовал у автора ПРОДОЛЖЕНИЯ.

Предисловие автора

Давным-давно, в совсем другой жизни я написал маленькую повесть "Замок" (в этой книге - часть 2). Повесть о человеке будущего, каким я его видел в те годы. О человеке, чем-то принципиально отличающемся от нас с вами. И еще немного - о довольно скучных приключениях этого человека на чужой планете в поисках загадочного посланника.
Как это часто бывает, нашлись люди, которым повесть понравилась. Среди них были и мои знакомые; они стали спрашивать - а что же дальше?
Пришлось написать продолжение (часть 3 - "Стена", в электронных публикациях называвшаяся "Пролет"). Повесть о демоне, одержимом человеком, как я частенько называл ее в те годы. Повесть, не только не закончившая приключений звездного дипломата Олега Соловьева, но еще больше запутавшая его и без того странную жизнь. Я оказался перед перспективой писать целую сагу о главном герое, вразумляющем непокорные планеты. Мне стало скучно.
Но читатели по-прежнему жаждали продолжения. Ведь должен же этот загадочный посланник хоть что-то сказать? Да и откуда у простого парня из Дипкорпуса такие суперспособности? Увы - я и сам не знал, откуда.
Чтобы понять это, понадобилось десять лет. Понадобилось кое-что разузнать о будущем и познакомиться с кое-какими людьми. И наступил момент, когда я понял - мне снова интересно писать про Олега Соловьева. Писать повесть, которая называется "Ключ" (часть 4 этой книги).
Мне кажется, что эта затянувшаяся история наконец завершена. Но кто знает, что скажут читатели?

С. Щеглов

Часть 1. ПЛЕН

"Первый раз вижу говорящего человека!"
Муму.

Олег рассматривал камень.
Он делал это уже несколько минут, втайне надеясь, что ошибся. Но камень был тот самый - вросший в землю валун двух метров в диаметре, с грубо вытесанным на плоской верхушке крестом.
А вот встречающих не было.
Олег еще раз оглянулся на круг примятой травы в середине поляны. Именно сюда час назад приземлилась его посадочная капсула. Сейчас от нее не осталось даже запаха - капсула полностью самоликвидировалась. Экологический императив.
Олег втянул в себя влажный холодный воздух чужой планеты и шмыгнул носом. Отсутствие встречающих беспокоило его все сильнее. Мало того, что по инструкции положено; первый человек с Земли за последние три месяца - а им всем до лампочки?
- От чумы они перемерли, что ли? - вслух предположил Олег.
Он еще раз беспомощно оглядел поляну, гадая, в какой же стороне может находиться штаб-квартира. Гадать на эту тему можно было до скончания веков - земляне знали толк в конспирации. Пожав плечами, Олег плотнее запахнул воротник комбинезона и принялся вспоминать, что говорят на этот случай разнообразные инструкции.
Пингар - он же ЕК-227 Журавля - представлялся идеальной планетой для стажировки. Единственный континент, ровный европейский климат - Олег криво усмехнулся, бросив взгляд на серое хмурое небо, - десятка два крупных государств, до промышленной революции еще несколько веков - одним словом, типичная феодальная цивилизация, словно срисованная с учебных моделей. Пингар был настолько хорош, что сразу после открытия Внешний Совет принял решение о его консервации. В результате никакого официального представительства Содружества на Пингаре не было, работа по подготовке к контакту не велась, а весь земной персонал составляли три глубоко законспирированных резидента, основной задачей которых было курирование периодически прибывающих сюда стажеров Школы. Пингар стал планетой-заповедником для обучения будущих дипломатов Содружества.
И вот теперь на этой планете случилось что-то странное.
Олег припомнил подходящую инструкцию и усмехнулся. В случае любых неожиданных событий стажеру предписывалось срочно связаться с ближайшим официальным представителем Корпуса.
Каким образом, инструкция умалчивала.
Олег не спеша обшарил карманы комбинезона. Стандартная экипировка стажера - нож, зажигалка, информбраслет, поливизор, носовой платок. Ничего похожего на нуль-передатчик.
Разве что вот это... Олег ощупал свое левое запястье. Едва заметное утолщение опоясывало руку. Коннектор, имплантированный перед самой стажировкой, был на месте. Может быть, штаб-квартира отзовется?
Олег помассировал руку, включая коннектор. И моментально в голове его зазвучал голос.
- Доброе утро! Компьютер орбитального модуля представительства Содружества приветствует вас!
- Наконец-то, - с облегчением произнес Олег. - Я уже беспокоиться начал. Куда мне идти?
- На север, - спокойно ответил компьютер, и Олег снова насторожился. В синтетических интонациях компьютерного голоса прозвучала явная ирония. - Но не спешите бежать сквозь лес, сломя голову. Сначала мне нужно кое-что вам сообщить.
- Ну, - сказал Олег, уже догадываясь, что услышит.
- Дело в том, что три дня назад связь с личным составом наземного модуля полностью прекратилась, - бесстрастно сообщил компьютер.
- Ага, - сказал Олег. Сообщение его нисколько не удивило. - И куда же этот личный состав подевался?
- Достоверная информация отсутствует. Поскольку от ваших теперешних действий зависит сценарий расследования данного происшествия, я рекомендовал бы вам отправиться на север прямо сейчас. Всю предысторию я изложу по дороге.
- По дороге куда? - не понял Олег.
- Включите компас и идите по азимуту триста сорок. Через пятнадцать-двадцать минут вы выберитесь на проселочную дорогу. Поверните налево и двигайтесь прямо по ней.
- И я попаду в штаб-квартиру?
- Нет, - ответил компьютер. - Наземный модуль находится в противоположной стороне.
- Но тогда зачем...
- Вам нет смысла двигаться в сторону штаб-квартиры, - компьютер наконец снизошел до объяснений. - Наземный модуль тщательно замаскирован. Попасть внутрь его можно, только передав специальный идентификационный сигнал, параметры которого мне не сообщены. Полагаю, вам они также неизвестны.
Олег тряхнул головой, не в силах слушать этот бред.
- Какого черта?! Кто это ее так закодировал?
- Не только ее, - безжалостно продолжил компьютер. - Полагаю, вам нелишне будет узнать, что одновременно с наземным модулем закодирована система дальней космической связи. В настоящее время информообмен с Землей осуществляется помимо моего контроля.
Олег захлопал глазами.
- Это что, вводная такая? - переспросил он на всякий случай.
- Штаб-квартира и связь были закодированы в ходе инцидента, - сообщил компьютер. - Я понимаю ваши сомнения. События и в самом деле выходят за рамки вероятных. Но тем не менее дело обстоит именно так, как я сообщил. И если в течение трех минут вы не двинетесь в указанном мной направлении, ситуация осложнится еще больше.
- Так это что же, - сообразил наконец Олег. - В штаб-квартиру мне не попасть, с Землей не связаться?!
- Совершенно верно, - подтвердил компьютер.
- Мать-перемать... - пробормотал Олег.
- Именно мать-перемать, - поддакнул компьютер.
- Так что же мне теперь делать?! - взмолился Олег, поднимая глаза к небу.
- Как я уже дважды рекомендовал, - монотонно повторил компьютер, - двигаться по азимуту триста сорок до пересечения с проселочной дорогой.
- Но зачем?! - Олег затряс головой. Он никак не мог поверить в реальность происходящего. Столь идиотской ситуации не могло быть даже в учебных примерах, не говоря уже о реальности двадцать второго века. И тем не менее Олег стоял в одном комбинезоне посреди чужой планеты, слушая бессмысленные советы бездушного компьютера.
- Ты что, так и собираешься разгуливать по планете в комбинезоне? - язвительно осведомился компьютер, переходя на "ты". Как ни странно, это подействовало на Олега отрезвляюще. - Тебе нужны деньги, одежда, оружие, и самое главное - тебе нужна легенда! И если ты сей же час не тронешься с места, тебе придется изображать из себя какого-нибудь нищенствующего монаха!
- А если двинусь? - спросил Олег, задействуя информбраслет в режиме компаса.
- Не пожалеешь, - пообещал компьютер заговорщеским шепотом.
Коннектор с абсолютной точностью доложил ему, что Олег сделал первый шаг в предписанном направлении.
Сдвинувшись с места, Олег сразу же взял темп форсированного марша. Во-первых, он уже порядком замерз, стоя столбом на продуваемой ветром поляне. Во-вторых, компьютер, наконец-то заговоривший по-человечески, порядком его заинтриговал. Интересно, думал Олег, что он там мне заготовил? Как две капли воды похожего на меня наследника свежепреставившегося монарха?
Из гордости Олег не стал задавать вопросов. Через двадцать минут все станет ясно.
Компьютер сохранял молчание почти до самого проселка.
- Драться умеешь? - спросил он, когда Олег выломился из кустов и остановился перед утоптанной полосой земли. В каких-нибудь пятидесяти метрах дорога скрывалась за поворотом.
Олег разинул рот.
- Э-э... В пределах программы, - выдавил он, испуганно озираясь по сторонам. - А с кем драться-то?
- Сколько баллов? - продолжил компьютер внезапный допрос.
- Ты что, - прошипел Олег, отступая за первое попавшееся дерево, - раньше спросить не мог?! Вдруг - мало?!
- Шутка, - ответил компьютер. - Твое полное досье пришло с Земли еще неделю назад. Восемьдесят шесть на девяносто. Вполне достаточно.
Олег развел руками. Эти компьютеры уже и шутки научились шутить? Впрочем, он же с самого начала надо мной издевается. Чего уж теперь.
- Ну хорошо, - улыбнулся Олег. - Для чего достаточно?
- Поворачивай налево. - Компьютер опять заговорил командирским тоном. - Сбавь ход и двигайся по проселку, пока не увидишь впереди просвет. Это выход на большую дорогу...
- Понятно, - перебил его Олег. - Кажется, я догадываюсь, какую легенду ты мне подсунешь!
- Довольно близко, но мимо, - возразил компьютер. - Постарайся не высовываться, пока не услышишь выстрелы.
Олег чуть не подпрыгнул на месте.
- Выстрелы?!
- Для верности насчитай шесть, - продолжил компьютер. - После этого беги в сторону драки и зафиксируй всех, кто останется в живых.
- А сколько их там всего? - безо всякого энтузиазма поинтересовался Олег. Потом в голову ему пришла еще одна мысль. - И вообще, какого черта?! У меня же нет полномочий!
- А они тебе и не понадобятся, - беззаботно заявил компьютер. - Если ты точно выполнишь инструкции, все произойдет в порядке самообороны. Их там будет не больше трех.
Ага, подумал Олег. Один на троих, с голыми пятками против пистолетов.
- Слушай, комп, - сказал он, почесывая в затылке. - А это обязательно?!
В голове раздался гулкий чмокающий звук.
- Наверное, нет, - сказал компьютер. - Наверное, я могу просто выслать транспортно-эвакуационную капсулу, которую вы, стажеры, почему-то прозвали страж-птицей, эвакуировать тебя на орбиту, погрузить в анабиоз и продолжить подбирать код к системе связи. Прочность кода, как тебе хорошо известно, невелика...
Олег понял, что означал чмокающий звук. Компьютер смеялся.
- Невелика, - усмехнулся он в ответ. - Около ста тысяч лет.
Компьютер был прав. Эвакуация - не выход. Но сразу же лезть в драку?!
- Может быть, - предложил Олег, - эта страж-птица просто подбросит мне барахлишка? Золото там, одежду, оружие?
- Дом в Чикаго, много женщин и машин, - поддакнул компьютер. Великий космос, подумал Олег, да кто ж его программировал-то?! - Видишь ли, тут все дело в психологии. - Олег насторожился - компьютер снова говорил нормально, безо всякого ерничества. - Если все проблемы в этом мире за тебя будет решать страж-птица, твоя ценность как агента приблизится к нулю. Хочешь ты этого или нет, но ты сейчас - единственный представитель Дипломатического Корпуса на планете, где пропали без вести три человека.
- Но у меня нет полномочий... - пробормотал Олег, уже понимая, что услышит.
- У меня их тоже нет, - спокойно сказал компьютер. - Но даже стажер имеет право на самостоятельную практику.
- И на самооборону, - сообразил Олег. - Я тебя правильно понял? Ты хочешь, чтобы я расследовал тутошнее безобразие под видом самостоятельной практики?
- Именно так. - Компьютер сделал длинную паузу. - Потому что иначе у меня останется только это.
Сверкнула беззвучная вспышка, и с дерева в двадцати шагах от Олега стали медленно опадать ветви. Они падали в течение нескольких долгих секунд, с характерным хрустом, оставив от дерева только голый ствол, напомнивший Олегу телеграфные столбы из старинных фильмов.
Страж-птица, понял Олег. Следует за мной в режиме маскировки.
А я-то, дурак, боялся пистолетов.
- Понятно, - сказал он неожиданно хриплым голосом. - Нет уж, лучше я сам.
- Тогда поспеши. Они вот-вот начнут.
Олег шагнул было вперед, но тут же остановился.
- Одно условие, комп, - сказал он. - Если я - стажер, то ты - куратор. Хватит загадок. Немедленно выкладывай, что там должно произойти!
- Поспеши, я все расскажу по дороге, - согласился компьютер. И, как только Олег двинулся вперед, продолжил. - Четверо в засаде. По дороге к ним приближается всадник. Наиболее вероятное развитие событий таково: разбойники стреляют из пистолетов в лошадь, а потом пытаются взять всадника живьем и допросить. Всадник стреляет в ответ, выводит из строя двоих, после чего дерется с остальными. Взять его живым не удастся.
- Очень интересно, - прокомментировал Олег. - Ну хорошо, я их всех обездвижу, а дальше?
- А дальше ты станешь кавалером Дю Марте, - сказал компьютер. - Позаимствовав его одежду, оружие, деньги и секретное предписание.
- Дю Марте - это всадник? - догадался Олег.
- Он самый.
- Ай да легенда, - фыркнул Олег. - Скачки на лошадях, секретные предписания, засады на каждом шагу... Детский сад, честное слово!
- Именно детский сад, - согласился компьютер. - Не забывай, в какое время живет этот мир. Я думаю, ты сам догадаешься, почему я выбрал именно эту легенду.
Олег пожал плечами и ускорил шаг. Ему вдруг захотелось вмешаться в драку чуть раньше - и, быть может, спасти этого загадочного Дю Марте.
Загадка компьютера о выборе легенды не отняла у Олега и минуты. Все просто, подумал он. Двойная маскировка. Я никак не могу быть убийцей Билла, поскольку в этот самый момент я убивал Джо. Похоже, этот Дю Марте - уже чей-то агент.
Выстрелы грянули разом, так слитно, что Олег даже не понял, сколько их было.
Самоуверенный комп напутал со временем. До большака оставалось еще метров пятьдесят.
Олег рванулся вперед, забыв обо всем.
За те секунды, которые он потратил, чтобы добежать до места, драка практически закончилась. Кавалер Дю Марте успел выстрелить дважды, и оба раза не промахнулся. Один из нападавших бросился к нему, пытаясь оглушить ударом дубины; второй остановился в десяти шагах от кавалера, чтобы перезарядить пистолет. Выскочив из леса, Олег увидел, как Дю Марте, поднявшись на одно колено, принял удар дубины на левую руку и нанес ответный удар шпагой - едва заметный, но, судя по результату, смертельный. Его противник рухнул как подкошенный.
Олег закричал, пытаясь отвлечь последнего разбойника. Но до него оставалось еще добрых двадцать метров, а Дю Марте уже поднимался на ноги. Едва живой, он был полон решимости продолжать борьбу, и в глазах разбойника наверняка выглядел сейчас самым опасным противником.
- Сто-о-ой! - заорал Олег, припуская изо всех сил.
Но разбойник уже поднял пистолет и спустил курок.
Пуля ударила Дю Марте прямо в грудь, бросив его на спину. Голова кавалера приподнялась на мгновение и тут уже упала обратно в дорожную грязь.
Олег налетел на разбойника и нанес удар.
- У тебя своеобразное понимание необходимой самообороны, - прозвучал в голове рассудительный голос компьютера.
- Что? - переспросил Олег, выворачивая пистолет из руки упавшего разбойника.
- Человек, у которого ты отбираешь оружие, мертв, - сообщил компьютер.
- Как это?! - не понял Олег. - Я же...
Я ударил его всего один раз, подумал он. Обыкновенный апперкот, он так удачно раскрылся. Почему же - мертв?
- Слишком сильный удар, - пояснил компьютер. - Тебе нужно более тщательно рассчитывать свои силы.
Олег выпрямился и выпустил пистолет из внезапно ослабеших рук. Великий космос, подумал он. Второй час стажировки, всего второй час!
И ведь он даже не сделал попытки напасть!
Олег закрыл лицо руками и застонал.
Мелькнула шальная мысль - а может, это все-таки учебный пример? И сейчас компьютер даст отбой, отложит самостоятельный выход на задания, погоняет еще неделю по тренажерам? Ведь не хотел я никого убивать, я просто...
Просто? Олег сжал губы и поднял голову. Просто я был очень зол на этого бандита - и потерял контроль над собой. И с этим теперь ничего не поделать.
- Я отчислен? - почти с надеждой спросил Олег.
Ему не терпелось выслушать приговор - и тем хоть как-то искупить свою вину.
- Не знаю, - неожиданно тихо ответил компьютер. - За всю историю стажировок на Пингаре такое случалось только дважды. В одном случае стажер был отчислен, причем с понижением рейтинга ответственности, в другом - продолжил стажировку.
Олег приоткрыл рот:
- Дважды?!
- Это же средневековье, - вздохнул компьютер.
- И один из стажеров не был отчислен?
Олег буквально не верил своим ушам. Разве можно допускать к дальнейшей работе человека, настолько потерявшего контроль над собой?
- Не был, - подтвердил компьютер. - Сейчас я проанализирую имеющиеся у меня данные об этих двух случаях. Готово. В первом случае имело место использование технических средств при попытке изъятия у стажера информбраслета. Во втором случае стажер вмешался в разбойное нападение на знакомого-аборигена.
- Но это же совсем другое дело... - начал было Олег.
- В момент, когда ты наносил удар, Дю Марте был еще жив, - бесстрастно сообщил компьютер. - В любом случае, нападение на него являлось прямым нарушением местных законов. Итак, объединяя исключение о расширенной самообороне и исключение об особых полномочиях...
- Уже понял, - прервал его Олег. - Мог бы и сам догадаться.
- Судя по твоим действиям в реальной обстановке, - возразил компьютер, - ты с самого начала подсознательно оценил ситуацию именно таким образом. В конце концов, Кодекс - это не просто свод писаных правил, это способность мгновенно действовать в соответствии с его духом.
Олег уныло кивнул головой. Особые полномочия предоставлялись любому землянину в ситуации, явно нарушающей господствующие местные правила поведения и связанные с угрозой для жизни. Исключение о расширенной самообороне допускало защиту не только жизни самого стажера, но также жизней и иных соизмеримых с ней ценностей вошедших с ним в контакт аборигенов. Таким образом, с некоторой натяжкой действия Олега оказались вполне допустимыми.
Но почему-то веселее ему от этого не стало.
Ладно, сказал себе Олег. По крайней мере, в следующий раз я трижды подумаю, прежде чем пускать в ход кулаки.
- Итак, стажер, - заключил компьютер, - в данном случае мы ограничимся предупреждением.
- Слушаюсь, - уныло ответил Олег. - Больше не повторится.
- В таком случае продолжаем. С этого момента история Дю Марте резко изменяется. Он не сломал ногу, падая с лошади. Разбойник, стрелявший в него, промахнулся. Дю Марте ударил его рукой, после чего заколол шпагой. К сожалению, его лошадь мертва; поэтому, обыскав карманы нападавших, он двинулся дальше пешком.
- Я должен все это инсценировать? - безо всякого выражения спросил Олег.
- С небольшой помощью страж-птицы, - подтвердил компьютер. - Одежда Дю Марте нуждается в чистке.
Олег представил себе заношенные средневековые тряпки, к тому же снятые со свежего трупа, и смачно плюнул.
- Ты всем стажерам такие легенды подсовываешь? - спросил он у компьютера.
- Всем, кто прибывает на Пингар в теперешних обстоятельствах, - коротко ответил тот.
Олег вздохнул и поплелся к телу Дю Марте - подбирать шпагу и делать свое грязное дело.
- Может быть, ты наконец объяснишь мне, почему именно он? - спросил он чуть погодя, проткнув последнего разбойника шпагой, вытерев ее об его же бороду и спрятав в ножны. - На меня он похож разве что ростом и отсутствием растительности на лице.
- Кавалер Дю Марте направлялся с секретным поручением в Дагсбург, - пояснил компьютер. - А именно в Дагсбурге находился Жан Коннер в момент, когда с ним прекратилась связь.
Дагсбург, припомнил Олег. Кажется, главный город тутошнего государства. Как его бишь? Дэчелор?
- Остальные двое пропали там же? - поинтересовался Олег, понимая, что так оно и есть.
- Совершенно верно, - подтвердил компьютер. - Причем пропали при попытке расследовать исчезновение Коннера.
Олег присвистнул. Ближайшее будущее предстало перед ним в куда более мрачном свете.
- Именно поэтому, - продолжил компьютер, - я уделил особое внимание подбору легенды. Ты не можешь появиться в Дагсбурге просто так. Ты должен быть настоящим аборигеном, настоящим настолько, что само расследование будет занимать тебя куда меньше, чем поручение, с которым ты прибудешь в столицу.
Олег молча кивнул. Он был полностью согласен с компьютером; именно так он и сам бы спланировал подобную операцию. Вот только одно дело - планировать, и совсем другое - отрабатывать такие легенды.
Ничего, подумал Олег, глядя на лежащего у его ног безымянного разбойника.
Лиха беда начало.
Выступить в свой пеший поход на Дагсбург Олег смог только через два часа. Страж-птицей действительно оказалась обыкновенная транспортная капсула, снабженная дополнительным оборудованием. Она довольно споро переварила одежду несчастного Дю Марте, умудрившись начисто убрать кровь, сохранив тем не менее стойкий запах пота. Она же уничтожила его бренное тело, выпустила узкий бур и заглубила ампулу с прахом покойного на десятиметровую глубину. А потом пришла очередь самого Олега. Сидя в обволакивающем кресле капсулы, он погрузился в короткий наркотический сон.
Проснулся Олег уже кавалером Дю Марте. Посмотревшись напоследок в зеркало, он увидел лицо, которое еще час назад принадлежало покойнику. Воодушивившись этим зрелищем, Олег помахал на прощание страж-птице и двинулся в Дагсбург.
В тот момент ему казалось, что восемьдесят километров - не расстояние.
Вечером, поскользнувшись на ровном месте и едва не свалившись в канаву, Олег понял, что ошибся. Начавшийся после обеда дождь успел пропитать плащ. Дорога стала совершенно непролазной, сгустились сумерки, и каждый шаг мог окончиться бесславным падением лицом в грязь. Дорожная сумка с пожитками Дю Марте и седло, которое комп порекомендовал взять с собой, норовили съехать со спины при каждом движении.
Путешествовать пешком - не дворянское дело.
- Пожалуй, хватит, - решил Олег, останавливаясь и переводя дух.
Дорога уже едва виднелась в вечернем полумраке. Дождь лил не переставая; но разыгравшийся к ночи ветер время от времени относил его струи в сторону, и тогда Олег мог видеть далеко впереди слабые огоньки.
- Эй, комп, - хрипло произнес Олег. - Что там впереди?
- Деревня, - возник внутри головы голос, показавшийся Олегу издевательским. - До нее два километра шестьсот метров.
- Там есть где переночевать?
- При дороге имеется корчма "Красный петух", - сообщил компьютер.
Олег так устал, что не сразу сообразил, шутит комп или нет. Идиомы пингарских языков не имели ничего общего с земными. Если бы компьютер хотел пошутить, он назвал бы корчму "Красный пролетарий".
- Тогда я там и заночую, - решил Олег, снова пускаясь в путь.
Километров сорок я прошагал, подумал он. За весь день. Эдак мне и завтра до Дагсбурга не добраться! Надеюсь, в этой корчме удастся приобрести лошадь.
Олег звякнул монетами в объемистом кошельке, болтающемся на поясе. Хорошо хоть, с деньгами нет проблем; у разбойников тоже оказалось чем поживиться. Очевидно, Дю Марте не был их первой жертвой.
- Ну что, комп? - спросил Олег, повеселев от близости теплого ночлега. - Еще раз, с самого начала?
Компьютер отозвался не сразу. Ему будто бы было неприятно возвращаться к вопросу, на которой он при всем своем всеведении не знал ответа. Куда же это сгинула вся резидентура Содружества в полном составе?
- Как я уже докладывал, - начал комп, используя самую официальную из имеющихся интонаций, - семнадцатого октября в двенадцать тридцать две по дэчелорскому времени прервалась связь с Жаном Коннером, работавшем в глубоком погружении в монастыре святого Жюстина, в пригороде Дагсбурга. Петр Савиных и Георг Лерман находились в этот момент в штаб-квартире. Они провели экстренное совещание и приняли к отработке три базовых версии. Первая: экранирующий эффект глубоких подземелий. Вторая: случайное механическое повреждение коннектора. Третья: воздействие неизвестных факторов. Лерман срочно отбыл в Дагсбург, воспользовавшись имевшейся на базе капсулой. Напомню, что потеря связи - чрезвычайное происшествие, поэтому Лерман действовал по полной программе.
- Надо полагать, - прокомментировал Олег. - Но это ему не слишком помогло...
- Лерман прибыл в окрестности Дагсбурга, - продолжил компьютер, - разместил капсулу в полутора километрах от монастыря и начал сканирование местности, которое и проводил с шестнадцати сорока до восемнадцати пятнадцати. Все обнаруженные в результате сканирования микроследы Коннера имели более чем двенадцатичасовую давность. Лерман сделал вывод, что Коннер не покидал монастыря, и, следовательно, все еще находится внутри.
- Либо уничтожен вместе с коннектором, - предположил Олег, вспомнив мгновенно превратившееся в пепел тело Дю Марте.
- Исключено, - авторитетно возразил компьютер. - Помимо стандартного коннектора, каждый резидент снабжен биоматрицей аварийного спасения. В случае повреждения жизненно важных органов матрица активизируется, разворачивает вокруг раненого стабилизирующее поле и вызывает спасательную капсулу. Время реакции матрицы - тысячные доли секунды, подлетное время капсулы - от трех до восьми минут. За это время с человеком, находящимся в стабиполе, не может произойти ничего интересного.
- Так значит, - сообразил Олег, - матрица Коннера до сих пор не сработала?
- Именно так, - подтвердил компьютер. - Матрицы Лермана и Савиных также не включались. Следовательно, все они живы. Вопрос лишь в том, где они находятся и почему не выходят на связь.
- А ты как думаешь? - поинтересовался Олег.
Этот простой вопрос почему-то заставил компьютер замолчать. Только через минуту Олег снова услышал в голове знакомый голос:
- Недостаточно информации для отсева гипотез. Свое мнение я сформулирую позже, а сейчас продолжим. Убедившись, что Коннер не покидал монастыря, Лерман по согласованию с Савиных предпринял попытку проникнуть внутрь. В восемнадцать двадцать две связь с ним прервалась.
- Что он делал в этот момент? - спросил Олег. - Его же прикрывала страж-птица? Она вела видеозапись?
- В момент прекращения связи Лерман находился внутри здания, - ответил компьютер. - Видеозапись вела камера, встроенная в десантный костюм Лермана. Сигнал от камеры перестал поступать в тот же момент, что и от коннектора.
Олег представил себе огромную каменную глыбу, падающую на голову и размазывающую человека по полу. Нет, не вариант - стабиполе отбросит любую глыбу, как пушинку. Ему даже взрыв нипочем.
- Десантный костюм - это хорошо, - сказал Олег. - Но неужели трудно было подстраховаться? Между прочим, работа по полной программе обязательно предусматривает дубль-связь!
- Предусматривает, - согласился компьютер. - Но почему-то Лерман ограничился костюмом. В любом случае, дальнейшее поведение Савиных выглядит еще более странным.
- Вот-вот, - фыркнул Олег. - Коннер пошел - пропал, Лерман пошел - пропал, значит, я тоже пойду.
- Савиных выдвинул гипотезу, - продолжил компьютер, - о наличии в помещениях монастыря особого биологического агента, взаимодействующего с земными биотехническими устройствами. Если гипотеза верна, считал он, исследование монастыря с помощью автоматов ничего не даст; необходима проверка на человеке.
- Ага, - сказал Олег. - А штаб-квартиру и связь он закодировал для чистоты эксперимента.
- Мне неизвестно, как именно и когда были изменены коды доступа, - проинформировал компьютер. - Но, как я уже отмечал, поведение Савиных выглядит достаточно странным.
- Как и все в этой истории, - вздохнул Олег. - Ну хорошо, он пошел в монастырь, после чего связь с ним прервалась.
- Не сразу, - возразил компьютер. - Савиных находился в монастыре около двух часов. Его костюм обеспечивал режим невидимости, благодаря чему он обошел до половины всех помещений главного здания. С помощью ручного сканнера Савиных нашел микроследы Лермана и установил, что тот спустился в подвал. Связь все это время оставалась совершенно нормальной...
- Значит, никаких биотехнических вирусов в монастыре нет, - вставил Олег.
- Ничего подобного, - возразил компьютер. - В отличие от Лермана, Савиных задействовал свой костюм в режиме полной защиты, в том числе и биологической. К моменту, когда был обнаружен след, ведущий в подвал, Савиных считал свою задачу успешно выполненной - гипотеза подтверждена, Лерман найден.
- И вот тут-то...
- Связь прервалась при открывании тяжелой металлической двери, за которой находилась служебная лестница в подвальные помещения.
- Чего и следовало ожидать, - отметил Олег. - Ох уж эти подвалы...
При втором выслушивании этой истории у него возникло смутное подозрение, что резиденты давным-давно занимались на Пингаре своими личными делами, а стажеров курировали в свободное от работы время. Ни один из них даже не вспомнил, что буквально завтра на планету прибывает Олег Соловьев.
Ну что ж, рассудил Олег. Будем бороться с нарушением инструкций путем нарушения других инструкций.
Он миновал оставшуюся по левую руку деревню и направился к яркому огню, горевшему у самой дороги.
- У меня появилась дополнительная информация, - неожиданно заговорил компьютер. - В момент исчезновения Савиных со связи рядом с ним находился один абориген.
Олег остановился, не поверив своим ушам:
- Абориген?! Что ж ты раньше молчал?!
- Его не было видно на видеозаписи, - пояснил компьютер. - Анализ косвенных данных потребовал значительных затрат времени. Освещение, звуки, слабые электромагнитные поля, тепловые потоки - все это не так-то просто свести к пространственной модели. Но теперь задача решена.
- И кто же там был?
- В двух метрах спереди и в одном метре справа от Савиных, за дверью, которую тот в этот момент открывал, находился человек, тщательно скрывавший свое присутствие. Он был одет в черную поглощающую свет одежду, не издавал никаких звуков, кроме тщательно приглушенного биения сердца - кстати, с ритмом в двадцать ударов в минуту, что требует специальных и длительных тренировок, - и находился в странной позе, с поднятыми к голове руками. К сожалению, динамику его движений восстановить не удалось - большую часть записи между ним и камерой находилась дверь.
- Ага, - сказал Олег. - А как насчет Лермана? Может быть, там тоже был абориген? И чесал при этом в затылке двумя руками?
- Обработка косвенных данных займет около восьми часов, - сообщил компьютер. - В любом случае, сейчас тебе не остается ничего другого, кроме как поужинать и завалиться спать.
- Будем надеяться, что этим все и ограничится, - пробормотал Олег.
Корчма "Красный петух" представляла собой группу невысоких строений, окруженных черным - то ли обугленным для прочности, то ли сгнившим от старости - частоколом. Олег подошел к воротам, уже запертым на ночь, и обнаружил, что его кулак с грохотом врезался в черное дерево.
- Эй, негодяи! - услышал он собственный голос. - Я покажу вам, как закрывать двери перед кавалером Дю Марте!
В ту же секунду Олег отступил назад и уставился на свою сжатую в кулак руку.
- Э, какого черта, - пробормотал он, озираясь по сторонам. - Что это со мной?
- Ты что, не понял? - возник в голове раздраженный голос компьютера. - Первый контакт с аборигенами, психомаска заработала!
- Психомаска?! - Олег опустил руку. - Да откуда ж она взялась?!
- В капсуле, во время коррекции внешности, - сообщил компьютер, - было проведено фоновое внушение. Ты должен вести себя естественно, иначе на тебя будет бросаться со шпагами половина здешних дворян; а выучить все семьдесят три шаблона поведения на сознательном уровне у тебя просто не хватило бы времени.
- Так значит, теперь я Дю Марте не только по внешности и документам? - спросил Олег.
- Именно так, - подтвердил компьютер. - Ты имеешь свой замок в Марте, близ Шейгарфана, и это твое первое путешествие в Дэчелор. Этим утром ты прикончил четверых разбойников, и у тебя есть основания предполагать, что нападение не было случайным. Поэтому не удивляйся, когда тебе захочется подпереть на ночь дверь чем-нибудь тяжелым.
Ворота со скрипом отворились, и перед Олегом предстал невысокий человек с фонарем в руках. Посветив на уставшего и грязного посетителя, а также по сторонам - видно, в поисках лошади, - он недоброжелательно буркнул:
- Что-то не похожи вы на благородного, сударь!
Олег был с ним совершенно согласен. Но у Дю Марте была на этот счет совсем другая точка зрения.
- Я научу тебя вежливости, негодяй! - вскричал он, и в тусклом свете фонаря сверкнула шпага. - Ты не можешь узнать дворянина под запачканным плащом? Что ж, тебе придется попробовать на вкус вот это!
С этими словами Олег приставил острие шпаги к груди стоявшего перед ним человека. Тот попятился, но Олег двинулся следом, угрожая вот-вот проткнуть несчастного насквозь. Сделав несколько нетвердых шагов, слуга счел за лучшее посчитать, что перед ним - настоящий дворянин.
- Простите, сударь! - возопил он, падая на колени. - Вас действительно трудно узнать под этим плащом!
- Вычисти его, - скомандовал Олег, мигом убирая шпагу и сбрасывая плащ. - И еще: к утру мне понадобится лошадь. Держи!
Он бросил плащ на руки едва успевшему подняться слуге и царственным жестом извлек из тощего кошелька серебряную монету.
- Это задаток, - сказал он. - А сейчас мне нужна комната и ужин!
Слуга подхватил монету на лету и склонился в поклоне:
- Сюда, господин!
Только усевшись за тяжелый дубовый стол в полупустом обеденном зале, Олег смог унять разошедшуюся психомаску. Полюбовавшись на искрящиеся в свете камина бриллианты, усыпавшие эфес шпаги, Олег удовлетворенно хмыкнул. Похоже, это действительно не так плохо - быть благородным.
Вот только психомаска действовала уж слишком самостоятельно.
- Эй, комп, - мысленно позвал Олег. - Ты бы хоть предупредил...
- А зачем? - отозвался компьютер. - Моей задачей было обеспечить твою безопасность. И я делаю это так, как запрограммирован, то есть - наилучшим образом. Дю Марте - самая удачная психомаска из разработанных мной за последние пять лет. В любом другом облике у тебя были бы проблемы уже сегодня.
- Все это замечательно, - ответил Олег, потихоньку начиная злиться. - Но как, интересно знать, кавалер Дю Марте будет расследовать пропажу землян?! Ты что, не видишь, что он полностью контролирует мое поведение?! Чего доброго, с такими манерами он в драку полезет, а то еще и убьет кого!
- Ваш ужин, господин, - прервал его разглагольствования слуга.
Олег удовлетворенно икнул и набросился на баранью ногу в зелени.
Пока он жрал, олицетворяя средневековую натуру кавалера Дю Марте, компьютер выдал очередную порцию нотаций:
- Дю Марте - это тоже ты, только в облике и с манерами аборигена. Что тебе делать, решаешь именно ты, Олег Соловьев. Психомаска только приводит твои действия в соответствие с принятыми в данной культуре. Отмечу, что ни один из пропавших землян не пользовался психомаской - и что мы имеем в результате?
Олегу пришла в голову дикая мысль: комп уже многие годы подыскивал подопытного кролика для своих драгоценных психомасок.
- Я не хочу, чтобы за меня действовал какой-то средневековый кретин, - пробормотал Олег, не осознавая, что перешел с мысленной речи на устную. - Кто у нас главный, в конце-то концов?!
Для пущей убедительности он ударил кулаком по столу - вполсилы, памятуя совершенное утром злодейское убийство.
- Я, - бесстрастно ответил компьютер. - Как последний оставшийся в строю официальный представитель миссии Содружества. Параграф шесть статьи семьсот двадцать первой Кодекса. Поправка от седьмого мая двадцать четвертого года.
Олег потерял дар речи.
И, как выяснилось, очень невовремя.
- Я вторично спрашиваю вас, сударь, кого вы назвали кретином? - услышал он негромкий язвительный голос.
Олег поднял глаза.
Голос принадлежал скромно, но изящно одетому человеку, ростом чуть повыше Олега. Шпага на боку незнакомца недвусмысленно говорила о его благородном происхождении.
Олег подождал секунду, надеясь, что компьютер что-нибудь посоветует. Но орбитальный кретин молчал, как партизан.
Зато заговорил Дю Марте:
- Что вам угодно, сударь? - спросил он ледяным тоном, медленно подымаясь из-за стола. - Мне кажется, я обращался совсем не к вам!
- Вы видите в этом зале кого-нибудь еще? - не менее холодно осведомился незнакомец.
Олег обвел взглядом опустевший за какие-то полчаса зал и окончательно растерялся. Они действительно остались вдвоем.
Ну, теперь мне конец, подумал Олег. Дю Марте никогда не признается, что имел в виду самого себя.
- Вам угодно приступить немедленно? - с готовностью произнес Дю Марте, передвигая шпагу в удобное для боя положение.
- Защищайтесь! - моментально ответил его противник, выхватывая шпагу с такой скоростью, будто вся жизнь только этим и занимался.
Дю Марте не спеша отодвинул в сторону грубо сколоченный стол, расчищая место для драки, и преспокойно возразил:
- Я не дерусь с незнакомцами, сударь. Назовите себя!
Вот блажит-то, подумал Олег. Хотя черт его знает, может, так и надо?!
- Вас интересует мое имя? - незнакомец усмехнулся, и глаза его странно блеснули. - Что ж, извольте. Вы будете убиты графом Денло.
Интересно, кто это такой, подумал Олег. Он уже успел освоиться с раздвоением личности и спокойно предоставил дуэль Дю Марте.
- Близкий приближенный императора Апсора Ульриха Бледного, - неожиданно проснулся компьютер. - Известен при многих дворах Энеи. Превосходный фехтовальщик и известный интриган. Интересно, что он делает в Дэчелоре?
Известный интриган делал свой первый выпад. Кончик его шпаги распорол сорочку на груди Дю Марте, едва успевшего уклониться от удара. Зазвенела сталь - Дю Марте ударил в ответ.
Несколько секунд Олег с любопытством наблюдал, как его руки и ноги сами по себе творят чудеса ловкости, парируя поразительно быстрые удары Денло. Однако вскоре им овладело вполне понятное беспокойство.
- Эй, комп, - помыслил он. - Ты уверен, что со мной все в порядке? Положим, этот Дю Марте славный малый, но я понятия не имею, что он делает!
- Дерется, - не без раздражения ответил компьютер. - Сколько раз тебе повторять: нет у тебя никакого раздвоения личности! Дю Марте - это ты сам, только с местными манерами. И дерется он, между прочим, с использованием твоих же собственных навыков. Забыл, чем два года в Школе занимался?!
- Но я ничего не делаю! - возразил Олег.
- Тебе это только кажется, - в голосе компьютера прозвучала усталость. - Ты не привык быть дворянином и драться в корчмах из-за неверно истолкованного слова. Ты не воспринимаешь эти действия как свои, потому что не хочешь брать на себя ответственность, предпочитая сваливать все на Дю Марте. Но рано или поздно тебе придется самому стать им. Потому что Дю Марте - это ты сам!
- Это точно? - Олег никак не мог примириться с таким простым фактом. - Но в таком случае...
- Только не сейчас! - буквально взвыл компьютер, разгадав его намерения.
Но, конечно же, слишком поздно.
Олег покрепче сжал рукоять шпаги, с удовольствием возвращая себе контроль за собственным телом, отбил очередной молниеносный удар Денло, поймал его шпагу в типовой захват и отработанным движением дернул вбок, выбивая из рук.
Однако вместо того, чтобы взлететь в воздух и приземлиться в дальнем углу зала, шпага Денло непостижимым образом выскользнула из захвата, и Олег с некоторым недоумением обнаружил, что не готов к очередному удару. Сердце ухнуло в пропасть - Олега еще ни разу не убивали - в голове точно ветер промчался, унося прочь всякие мысли, - а шпага Денло завершила свой путь и ударила прямо в сердце.
Олег не ожидал, что это будет так больно.
Кажется, я убит, подумал он, созерцая фиолетовые пятна в глазах. Двухмесячная стажировка продлилась шестнадцать часов...
Потом чернота перед глазами рассеялась, и Олег с удивлением обнаружил, что все еще стоит на ногах. Более того, рука его уверенно держит шпагу, а пронзенное сердце хотя и болит, но не так уж сильно - не сильнее, чем сломанное ребро.
Денло стоял напротив, со скучающим видом ожидая, когда противник повалится на пол. Впрочем, шпагу свою он держал прямо перед собой, по-прежнему готовый отразить любой удар. Грамотно, подумал Олег; скольких бойцов погубил клинок, застрявший в теле врага, и скольких еще прикончили мнимые покойники.
Однако что же произошло? Вроде бы никакой матрицы аварийного спасения мне не вживляли. Да и непохоже это все на стабиполе!
- Матрица, матрица, - возникло в голове бормотание компьютера. - Головой думать надо. Стимуляция грудных мышц, благо было что стимулировать, плюс каркас из ребер. Коннектор, понимаешь ли, работает в обе стороны.
Вот это новость, подумал Олег. Так и ребра переломать недолго.
Между тем лицо Денло постепенно приняло недоуменное выражение, и он слегка шевельнул шпагой, явно собираясь нанести повторный удар.
Олег едва заметно улыбнулся и сделал левой рукой приглашающий жест.
В ту же секунду Денло атаковал, и атаковал так, что Олегу стало не до улыбки. Похоже, превосходный фехтовальщик заработал наконец в полную силу.
Несколько секунд Олегу казалось, что на этот раз смерть неминуема. Денло фехтовал, пожалуй, получше самого Жоржа Дешане, побившего Олега в финале на первенство курса. Но сейчас Олег слишком хорошо понимал, что дерется за собственную жизнь.
Даже Денло оказалось непросто выдержать предложенный темп. Через минуту или две его настиск ослаб, и Олег неожиданно понял, что превосходит противника в выносливости. Защищаться стало несколько проще; что же касается контратак, то Олег запретил себе даже думать об этом. Глухая защита в условиях, когда противник уже раскрыл большинство своих приемов - достаточно безопасная тактика. Денло, видя, что все его старания не приносят успеха, начал нервничать; Олег заметил его учащенное дыхание - очевидно, у графа также был тяжелый день.
В довершение всего боль в груди постепенно утихла - похоже, компьютер опять нагло использовал коннектор в обратную сторону, - и Олег понял, что победил. Теперь поединок можно было свести к любому желаемому результату.
- Эй, комп, - мысленно позвал Олег, желая посоветоваться, к какому.
Никакого ответа.
Замечательно, подумал Олег. Значит, теперь в молчанку играть будем? И что же мне делать с этим милым графом, авантюристом и душегубом? Не убивать же и его тоже?!
- Вы неплохо фехтуете, граф, - произнес Олег, чтобы прощупать почву.
- Неплохо? - усмехнулся Денло, отступая на шаг и переводя дух. - Вы мне льстите - ведь вы ни разу еще не пробовали атаковать.
- У меня нет привычки убивать человека, который не сделал мне ничего дурного, - гордо ответил Олег.
- Поначалу мне показалось, что вы просто боитесь, - сказал Денло и провел серию стремительных ударов.
Олег безукоризненно отразил их один за другим.
- У меня был тяжелый день, - сказал он, отметив, что на лбу у Денло выступил пот. - Хотелось закончить бой побыстрее. Но теперь я знаю, с каким мастером имею дело. Пытайтесь убить меня, сколько вам будет угодно, но не рассчитывайте, что я отвечу тем же.
Олег не без удовлетворения отметил, что Денло ни разу не прервал его тираду ударом шпаги.
- Вообще говоря, - произнес Денло, явно колеблясь, - я собирался убить вас, а вовсе не пытаться это сделать. Может быть, вы все-таки атакуете?
- Никогда, граф, - ответил Олег, салютуя шпагой.
Ну-ка, подумал он, что он на это ответит? Надо быть идиотом, чтобы не воспользоваться шансом сохранить лицо!
- Черт возьми, - Денло опустил шпагу. - В таком случае будем считать, что я победил, задев вас в тот первый раз. Вы признаете, что были неправы?
- Моя кровь у меня на сорочке, - пожал плечами Олег. - Вы защитили свою честь.
- Коли так, я полностью удовлетворен, - кивнул граф. - Конечно, лучше было бы убить вас, но... Проклятье, я ведь считал себя лучшим фехтовальщиком Энеи!
- Возможно, в следующий раз вам повезет больше, - нейтрально заметил Олег.
Денло вложил шпагу в ножны и пристально посмотрел на Олега.
- Сударь, - сказал он неожиданно дружелюбно. - Вы знаете мое имя, между тем как ваше мне неизвестно.
- Шевалье Дю Марте, к вашим услугам, - поклонился Олег.
- Весьма рад, - поклонился Денло в ответ. - Мне показалось, что я задел вас довольно сильно; а между тем на вашей одежде не видно крови. Кольчуга?
- Медальон, - улыбнулся Олег. - Уже не первый раз он спасает мне жизнь.
- Видимо, мне следует отказаться от привычки бить точно в сердце, - философски заметил Денло. - Ну, раз вы даже не ранены, не угодно ли вам продолжить ужин в моем обществе?
- Охотно, - ответил Олег. Больше всего ему хотелось спать, но знакомство с Денло явно могло стать полезным. Кроме того, баранья нога не была обгодана и наполовину.
На столе мгновенно появилась бутылка вина и пара кружек.
- Как так получилось, Дю Марте, - спросил Денло, наливая по второй, - что ваше имя до сих пор никому не известно?
Олега клонило в сон, и он позволил психомаске перехватить инициативу:
- Мне всего двадцать три, и я лишь год как покинул родовой замок.
- Отчего же вы не снискали себе славы при дворе Итара Великолепного?
Отчего ж не снискал, подумал Олег, пряча улыбку. С секретным поручением кого попало не посылают.
К этому моменту он уже понял, что вся легенда Дю Марте была абсолютно реальной. И поручение, о котором он пока не имел ни малейшего понятия - надо полагать, оно всплывет позднее, как всплыла психомаска Дю Марте, - придется выполнить, каким бы оно ни было.
А следовательно, ни к чему распространяться о нем первому встречному.
- На то были свои причины, - туманно ответил Дю Марте. - Например, я никого не убиваю на поединках.
Денло едва не поперхнулся вином.
- Ну, с вашим умением... - пробормотал он, качая головой. - В любом случае, мне кажется, что вам стоит проявить себя. Две-три удачные дуэли в Дагсбурге, и вы могли бы занять неплохое место при дворе!
- Простите, граф, - покачал головой Дю Марте, - но у меня несколько иные планы относительно своего будущего.
- У вас есть покровитель? - напрямую спросил Денло.
- Совершенно верно, - ответил Дю Марте, не моргнув глазом.
- Тогда я умолкаю, - капитулировал граф. - Одна просьба, кавалер. Перед поединком я назвал себя, опрометчиво полагая, что вам недолго осталось жить. Мне желательно, чтобы мое имя сохранялось в тайне. Прошу вас, никому не рассказывайте, кто я такой; для всех в Дэчелоре меня зовут маркиз Гигес.
- Услуга за услугу, граф, - улыбнулся Дю Марте. - Не говорите никому, что видели Дю Марте на северном тракте. Я сам представлюсь всем, кому сочту нужным.
- Слово дворянина, - без колебаний ответил Денло.
Дю Марте молча кивнул в ответ.
- Доброй ночи, маркиз, - сказал он, поднимаясь из-за стола.
В комнате у Олега достало сил, чтобы подпереть дверь тяжелым комодом. Потом он повалился на постель, даже не потрудившись раздеться.
- Браво! - раздался в голове совершенно неуместный глас неба. - Психомаска почти полностью интегрирована; ты заметил, что Дю Марте появляется теперь только тогда, когда ты должен действовать строго по легенде? И еще, в дальнейшем постарайся воздерживаться от пропуска ударов вроде сегодняшнего - рано или поздно это плохо скажется на здоровье. А теперь я хочу сообщить тебе результаты анализа...
- Утром! - взмолился Олег, закрывая глаза.
Он провалился в сон, как в черный колодец.
Ночь совершенно некстати кончилась, и солнечные лучи ударили прямо в глаза. Олег попытался закрыться подушкой, повернулся, почувствовал упершуюся в бок шпагу и со стоном поднялся.
Тело болело так, что даже дышать не хотелось. Совсем форму потерял, подумал Олег. Чаще надо кроссы бегать, километров по сорок.
- Семь утра, - бесцеремонно сообщил компьютер. - До Дагсбурга - сорок три километра.
- Сначала завтрак, - возразил Олег. - И лошадь, кстати. Тем временем можешь изложить, что там у нас новенького.
Он умылся, воспользовавшись кувшином с водой и тазиком, отодвинул комод на место и уселся на кровать.
- Как ты помнишь, я собирался реконструировать момент потери связи с Лерманом, - сообщил компьютер. - К сожалению, его десантный костюм не был задействован на полную телеметрию, поэтому общая картина выглядит достаточно расплывчато. Но в главном ты был прав - рядом с ним действительно находились люди.
- С поднятыми к голове руками? - уточнил Олег.
- Нет. Но все остальные факторы совпадают. Приглушенные тона сердца, отсутствие шума от дыхания, маскирующая одежда.
- Вот вам и неизвестный фактор, - хмыкнул Олег. - Ростом с человека. Ничего не понимаю; там что, база не известных Корпусу инопланетян?!
В голове его раздался шум, похожий на шипение.
- Абсолютно исключено! - возмутился компьютер. - Что это за база без связи, без летательных аппаратов, без энергетического фона, в конце концов?! Максимум, что там могло быть - это несколько резидентов твоих мифических инопланетян, может быть, в спецкостюмах, пробравшихся в монастырь лет пятьдесят назад. Но им-то зачем поднимать шум, хватая коллег с другой планеты?!
- Откуда я знаю? - пожал плечами Олег. - Инопланетяне ж!
- Таким образом, - игнорировал компьютер его высказывание, - у меня по-прежнему нет оснований для формирования приемлемой рабочей гипотезы. Сейчас я выдам тебе процедурные рекомендации.
- Ну давай, - согласился Олег. Он почувствовал, что изрядно проголодался, и хотел поскорее закончить все эти разговоры. Вчерашняя обида на компьютер, который оказался в их паре главным, вспомнилась с новой силой.
- Тебе не следует появляться в монастыре ни при каких обстоятельствах, - начал компьютер. - В течение дня психомаска Дю Марте будет полностью интегрирована в твое сознание, и ты узнаешь все подробности его поручения. Общий же план заключается в следующем. Дю Марте является личным посланником эмнезира Коре...
Олег, припомнив, кто это такой, подпрыгнул на кровати:
- Как?! И его тоже?
- Что же в этом странного? - удивился компьютер. - Резиденция главы Высокой Церкви находится в Гишгарии, откуда Дю Марте родом, сам Коре связан с Итаром Великолепным личной дружбой еще со времен, когда один из них был простым аббатом, а другой - ненаследным принцем, и наконец, именно Высокая Церковь выполняет функции всеэнейской разведки, в то время как король Итар содержит блестящий двор для проведения официальных конгрессов.
- Тьфу ты, - поморщился Олег, у которого мигом закружилась голова. - Мне-то какое дело до этих тайн мадридского двора?!
- Чему тебя пять лет учили?! - взбеленился компьютер. - Чем достовернее легенда, тем больше она требует усилий! Да, Дю Марте замешан в одной очень серьезной интриге, в которую вовлечены видные фигуры Церкви - но зато он может действовать как угодно, не вызывая ненужных подозрений! Ранг личного посланника эмнезира позволяет приказывать даже духовникам королей!
Надо было загодя изучить тутошнюю политическую ситуацию, подумал Олег и тяжело вздохнул. Когда уж теперь ее изучать...
- Короче говоря, - продолжил компьютер, - ты явишься с докладом к мессиру Церену.
На этот раз Олег куда спокойнее выслушал очередное известное имя. Глава Высокой Церкви в Дэчелоре, он же - председатель Трибунала Господа. Вполне подходящая для посланника Коре компания.
- Ну, явлюсь, - согласился Олег. - И что я ему скажу?
- Не беспокойся, об этом ты вспомнишь в надлежащее время. Донесение касается борьбы за престол Энефарта, и эта интрига вряд ли помешает тебе в проведении расследования. Гораздо важнее, что ты сможешь добавить к донесению кое-что от себя.
- Погоди-ка, - Олег наконец сообразил, что ему не нравится во всех этих планах. - Ты уверен, что Дю Марте и в самом деле был такой важной птицей?!
- Ну разумеется! - Компьютер издал явственный смешок. - Когда ты приземлился на безымянную поляну и целый час прогуливался вокруг камня, я не выходил на связь именно потому, что подыскивал тебе подходящую легенду. Вся история Дю Марте, равно как истории сотен других особых лиц Энеи, записана у меня в соответствующих досье. Он и в самом деле личный посланник Коре, наделенный особыми полномочиями. И именно поэтому он мертв. Если бы не ты, Дю Марте никогда бы не доехал до Дэчелора.
- Ну и дела, - покачал головой Олег. Он и не предполагал, что компьютер настолько разбирается в местных делах. - Значит, я почти что король. Ну и что же я добавлю к донесению? Что я прошу расследовать пропажу землян?!
- Церен обязан быть в курсе всех событий, происходящих в Дэчелоре, - терпеливо пояснил компьютер. - Монастырь Жюстина принадлежит ордену Молчаливых, который является естественным конкурентом Высокой Церкви в духовных делах. У Церена наверняка найдется немало сведений о том, что творится в монастыре. Более того, у него не вызовет особых подозрений твой интерес к ордену. Вполне возможно, тебе удастся воспользоваться аппаратом Церкви в интересах расследования.
- С чего бы это?! - изумился Олег. - Ведь я - простой посланник!
- Не такой уж простой, - возразил компьютер. - Ты - личный посланник эмнезира всей Энеи. И в этом качестве ты имеешь право отдавать приказания, которые все слуги Высокой Церкви выполнят беспрекословно. Достаточно сказать "такова воля эмнезира".
Олег фыркнул:
- Да среди таких посланников, должно быть, две трети самозванцев!
- Посмотри на локтевой сгиб своей левой руки, - бесстрастно приказал компьютер.
Олег снял камзол, закатал рукав сорочки и присвистнул. С тыльной стороны локтя на руке появилась замысловатая цветная татуировка размером с фалангу большого пальца.
- Это знак принадлежности к Послам Церкви, - пояснил компьютер. - Чтобы получить такую татуировку, нужно с малых лет воспитываться при монастырях Гишгарии. Прошедшие курс становятся Послами, отсеявшиеся умирают. Подготовка включает в себя как религиозное, так и светское обучение. И можешь быть уверен, средний Посол Церкви подготовлен куда лучше, чем стажер дипкорпуса Содружества!
- Надо полагать, - хмыкнул Олег. - У нас отсеявшихся не пристреливают. А что если эту татуировку подделать?
- Послов не так уж много, и каждая татуировка привязана к кровеносной системе конкретного человека. Перенести ее на другого так, чтобы сохранить требуемый рисунок при пробе крови, практически невозможно. Ну разве что с помощью страж-птицы.
- Круто, - оценил Олег. - Вот, значит, кто я такой!
Он тщательно облачился в камзол, поправил шпагу и встал, готовый к подвигам во славу Высокой Церкви. Компьютер, закончив общий инструктаж, наконец замолчал.
Олег вышел из комнаты и спустился в общий зал.
Вчерашний слуга хлопотал около Денло, восседавшего за самым большим столом. Судя по количеству тарелок, Денло не только завтракал, но заодно и обедал.
Завидев Олега, он поднял бокал:
- Ваше здоровье, Дю Марте! Присоединяйтесь, позавтракаем вместе!
Олег покачал головой:
- Не раньше, чем я разыщу в этой дыре мало-мальски пригодную клячу. Эй, слуга! Где моя лошадь?!
- Во дворе, сударь, - ответил слуга, сгибаясь в поклоне. - Она обошлась мне в четыре хальдена, если позволите.
- Вы покупаете лошадь здесь? - Денло посмотрел на Олега с нескрываемым удивлением. - Боже, что же случилось с вашими собственным конем?
- Пал в дороге, - коротко ответил Олег, не желая распространяться о причинах. - Пойдем, посмотрим! - приказал он слуге.
Лошадь мирно стояла у коновязи, поставив Олега в некоторый тупик. Что делать - то ли без лишних слов отдать четыре монеты, то ли начать торговаться? К счастью, на этот раз компьютер пришел ему на помошь:
- Судя по внешнему виду, а также по частоте пульса и дыхания, данный представитель местного ездового скота вполне способен проехать сорок километров, неся на себе всадника твоего веса. После этого рекомендую избавиться от него как можно скорее.
Олег свирепо посмотрел на слугу, заставив того попятиться, после чего одну за другой вытащил из кармана три монеты:
- Держи.
- А как насчет седла, сударь? - осмелел слуга, вошедший во вкус придорожной торговли.
Олег с трудом удержался, чтобы не треснуть себя по лбу. А я еще недоумевал, зачем тащить с собой весь этот хлам!
- Что бы ты без меня делал, - прокомментировал компьютер. - Полагаю, седло с фамильным гербом будет тебе куда больше к лицу.
Олег отрицательно покачал головой, и слуга, поняв свою ошибку, уставился в землю. А потом Олегу оставалось только диву даваться, как лихо Дю Марте седлает и взнуздывает мирную клячу; через каких-то десять минут он уже управился со всей этой премудростью и уселся напротив Денло, дабы подкрепиться.
- Вы следуете из Дагсбурга, кавалер? - поинтересовался Денло.
- Напротив, маркиз, - ответил Олег, подчеркивая фальшивый титул собеседника, - я туда направляюсь.
- В таком случае, мы могли бы поехать вместе. Здешние дороги не всегда безопасны, - произнес Денло, глядя Олегу прямо в глаза.
- Пожалуй, вы правы, - кивнул Олег, ничем не выдав нахлынувших воспоминаний о вчерашнем смертоубийстве.
Спустя полчаса он уже трясся в седле по широкой, но грязной и извилистой дороге. Денло ехал рядом, пытаясь вести непринужденную светскую беседу, как если бы они прогуливались по парку. Однако моросящий дождь и налетавший временами ветер слишком часто заставляли собеседников повышать голос.
Денло рассказывал Дю Марте различные эпизоды из своих прошлых дуэлей, уделяя внимание главным образом титулам и доблести противников. Дю Марте, которому Олег полностью уступил инициативу, восхищался манерами Денло, в совершенстве изучившем дуэльные кодексы шести стран, и по мере своих скромных сил делился воспоминаниями о прогремевших на всю Энею дуэлях при Гишгарском дворе. Денло очень заинтересовался подробностями одной из них, когда на поединок вышел сам Итар Великолепный - против Рауля, принца Энефарта. Дуэль была благословлена самим эмнезиром Коре, что, собственно, и позволило Итару нарушить вековую неприкосновенность королей - а также, как подозревал Олег, тщательно организована спецслужбами Высокой Церкви. Как бы то ни было, Рауль был убит, и эта смерть едва не повлекла за собой войну.
Денло чрезвычайно интересовало, не было ли в ходе дуэли чего-то такого, что показалось бы Дю Марте странным. Дю Марте честно признался, что было, принц двигался как-то скованно, должно быть опасаясь нанести рану более знатному противнику. Денло усмехнулся и сменил тему разговора.
А Олег, сообразив, что именно произошло в ходе обсуждавшейся дуэли, понял, что Дю Марте и впрямь имел сильного покровителя.
К полудню дождь перестал, облака посветлели, и в один прекрасный момент сквозь них проглянуло солнце. Дорога выбралась из непролазного леса, заставлявшего нет-нет, да и поглядывать, не притаились ли в его глуши разбойники, перестала петлять и мерно текла теперь вдоль изрезанных мельчайшими полосками полей. Впереди, на пологом холме, показался маленький городок, окруженный тем не менее внушительной крепостной стеной.
- Что это за город? - вырвалось у Олега.
- Насколько я могу судить, кавалер, вы впервые в Дэчелоре? - предположил Денло.
- Впервые, маркиз.
- В таком случае ваше неведение простительно, - сказал Денло. - Мы подъезжаем к городу с названием, которое вы наверняка слышали. Гец, летняя охотничья резиденция принца Леона. Как вы могли слышать при дворе Итара, наш добрый король Энри считает, что резиденция эта слишком близка к столице. Поэтому вот уже многие годы местные жители лишены удовольствия видеть второе лицо государства скачущим по окрестным лугам и лесам... Однако, что это?! - прервал он свой неторопливый рассказ.
- Пушечный выстрел, - машинально ответил Олег. Он тоже заметил поднявшееся над крепостной стеной у самых ворот белое облачко. Раздавшийся в то же мгновение грохот подтвердил справедливость его слов.
- Едва ли это салют в честь нашего прибытия, - пробормотал Денло. - Хотел бы я знать, что там происходит...
Эй, комп, мысленно позвал Олег, которому тоже стало любопытно. Ответа не было - должно быть, компьютер считал происходящее не относящимся к делу.
- Вон еще один, - продолжал рассуждать Денло с несколько озабоченным видом. - Если будет третий выстрел...
Как бы повинуясь его словам, третье облачко взвилось над стеной.
- Принц! - вскричал Денло, осаживая коня. Олег проскакал несколько метров вперед и вынужден был разворачиваться, чтобы вернуться к своему спутнику.
- В чем дело? - осведомился он не без раздражения. - Какой еще принц?
- В Дэчелоре только один принц, - резко ответил Денло. - Вы плохо знакомы со здешней политической ситуацией, а то бы остановились еще раньше меня! Три выстрела из пушки - традиционный салют в честь въезда в город принца Леона. А въезд в город ему запрещен королевским указом.
- Это что, мятеж? - предположил Олег.
- А как бы вы это назвали на месте короля? Сегодня он нарушает указы, а завтра...
- Ну хорошо, - согласился Олег. - Но почему мы должны останавливаться?
- Боже, - воскликнул Денло, - Дю Марте, вы просто неподражаемы! Да теперь любой всадник, скачущий в Дагсбург из Геца, будет заподозрен в том, что он - шпион принца! Мы угодим в Данхельм быстрее, чем успеем открыть рот!
При этих словах Дю Марте втянул голову в плечи, а Олег еще раз мысленно позвал "Комп!". На этот раз компьютер ответил и кратко пояснил, что Данхельм, старинный замок в центре Дагсбурга, в настоящее время превращен в тюрьму для лиц благородного происхождения, а предположения Денло нисколько не расходятся с практикой местного судопроизводства.
- В Дагсбург можно попасть другой дорогой? - мигом сориентировался Дю Марте.
- К сожалению, нет. Чтобы выбраться на восточный тракт, нужно сделать крюк в два дня пути... Проклятье, у меня нет на это времени!
- Полагаю, у меня тоже, - пробормотал Олег.
- Вы торопитесь? - на этот раз в вопросе Денло не чувствовалось особого удивления. Олег ощутил легкое беспокойство: ему пришло в голову, что любопытство апсорского интригана к его персоне могло иметь и другие причины, кроме превосходного владения шпагой.
- Совершенно верно. - Олег развернул лошадь так, чтобы оказаться лицом к Денло. - Я имею одно поручение, которое должен выполнить как можно скорее. Вы желаете знать, какое именно?
Денло покачал головой, изо всех сил пытаясь принять скучающий вид:
- У меня хватает собственных тайн. Ну что ж, раз мы оба имеем основания торопиться - вперед! Но не говорите потом, что я вас не предупреждал.
Олег молча пожал плечами.
До самого Геца Денло не произнес ни слова, и Олег все сильнее подозревал, что граф узнал все, что хотел.
Гец оказался аккуратным маленьким городком с просторными и на удивление чистыми улицами. Сейчас, словно пробудившись от многолетнего сна, они были полны народу. Там и сям расхаживали, блистая парадной формой, личные гвардейцы принца; вокруг них толпились любопытствующие, обмениваясь слухами и предположениями. По главной улице, на которую без колебаний выехал Денло, гарцевали конные патрули.
Два из них не обратили на двух спешащих дворян никакого внимания, однако командир третьего, огромного роста гвардеец, остановил Денло повелительным жестом:
- Постойте, господа! Я вижу, вы очень спешите; но мне кажется, вам уже не стоит так спешить.
- В чем дело, сударь? - воскликнул Денло.
- Вы слишком похожи на гонцов, спешащих с донесением, - пояснил великан, нагло улыбаясь.
- И что с того? - ледяным тоном осведомился Денло. Олег почувствовал, что великий интриган вот-вот кинется в драку.
- Дело в том, - снисходительно заметил гвардеец, - что выезд из Геца через северные ворота, куда вы столь спешно направляетесь, закрыт по личному распоряжению принца. Его высочество сам уведомит короля о своем местопребывании, как только сочтет это необходимым.
- Ах вот как, - проговорил Денло тоном, не предвещавшим ничего хорошего. - Вы осмеливаетесь препятствовать двум дворянам ехать, куда им заблагорассудится?!
- Именно так, сударь, - кивнул гвардеец, которого просто распирало от самодовольства. - Таков приказ!
- Черт возьми! - вскричал Денло, и Олег с ужасом понял, что его спутник совершенно потерял голову. Дуэль, точнее - сопротивление властям, атака всего патруля, подмога, плен, поражение в правах, тюрьма, эшафот - картины одна ужаснее другой мигом пронеслись у него перед глазами, и Олег решился.
- Маркиз! - воскликнул он во весь голос, а голос у Дю Марте, надо отдать должное психомаске, был что надо. - Мы напрасно теряем время! Этот офицер выполняет приказ, и скорее умрет, чем от него отступит. Обратимся к самому принцу!
Несомненно, большая часть идеи принадлежала Дю Марте. Личный посланник самого эмнезира мог запросто испрашивать аудиенции у королей, так что принцев он и вовсе считал за равных. Но, что удивило Олега, Денло тут же подхватил его мысль:
- Черт возьми, вы правы, Дю Марте! - воскликнул он, мгновенно успокаиваясь. - Принцу нет дела до маркиза Гигеса, - добавил он вполголоса, - но некоему Денло он едва ли откажет в просьбе.
- Вы найдете его высочество в летнем замке, - пожал плечами гвардеец, выглядевший несколько расстроенным. - У меня нет приказа препятствовать вам, если вы решите туда направиться.
- Я вижу, вы благородный человек, - бросил Денло с интонациями, означавшими по меньшей мере обратное. - Благодарю вас от всего сердца.
С этими словами он послал лошадь вперед, оставив неведомого гвардейца решать - кричать ли "стой!" в спину нахалу или же стерпеть оскорбление. Проскакав метров двадцать следом за своим задиристым приятелем, Олег понял, что офицер избрал второй вариант.
- Превосходно! - заметил Денло, когда Олегу удалось его догнать. - Отличный ответ на прошлогоднюю историю!
- Вы о чем?
- Год назад он отказался драться, сославшись на приказ. Что ж, в этот раз приказ заставил его проглотить оскорбление!
- Кто - он? - не понял Олег.
- Жеар Демилье, разве вы не поняли? Это же был он, собственной персоной!
Олег уже открыл рот, чтобы спросить, кто это такой, как в голове его заверещал компьютер:
- Не вздумай спрашивать, кто такой Демилье!
- Это еще почему? - мысленно же осведомился Олег.
- Его знают по всей Энее! История четырех восстаний Леона против Энри - это история подвигов этого самого Демилье! Каждый дворянский мальчишка от океана до пустыни мечтает стать Жеаром Демилье при дворе своего короля.
- Ну ладно, ладно, - ответил Олег, несколько огорошенный этими подробностями. - И как же мне теперь реагировать на это имя?
- Ты уже реагируешь, - констатировал компьютер. - До интеграции психомаски осталось восемь часов; подожди еще немного!
Олег прервал мысленный диалог и обнаружил, что Дю Марте уже заканчивает свою ответную фразу:
- ... самого Демилье?!
- Да хоть самого черта, - беспечно ответил Денло, подкручивая ус. - Разве что, - он искоса глянул на Олега, - кроме вас, маркиз.
- Вы переоцениваете мои скромные способности, - ответил на это Дю Марте и опустил глаза.
- Ну что вы, - усмехнулся Денло. - Это вы их недооцениваете!
- Скажите, - Олег решил сменить тему, - этот мятеж принца имеет шансы на успех?
Денло покачал головой:
- Принц - вечный неудачник. Это уже пятая его попытка, и нет никаких оснований предполагать, что она кончится иначе, чем предыдущие.
- Говорят, капля камень точит, - заметил Олег. - В любом случае, мне хотелось бы поскорее покинуть этот излишне гостеприимный город.
- Я очень удивлюсь, если мы задержимся тут больше чем на час, - спокойно ответил Денло.
Кривая улочка повернула влево, и глазам Олега открылась просторная площадь перед величественным белым дворцом. По обилию мундиров легко было догадаться, что именно здесь находится резиденция мятежного принца.
Денло, сопровождаемый Олегом, подъехал прямиком к парадному входу и остановился, чтобы спешиться.
- К сожалению, я не могу пригласить вас с собой, - сказал он Олегу. - У меня к принцу дело приватного толка.
Олег пожал плечами, но спорить не стал. Денло соскочил на землю, бросил поводья подбежавшему смерду и ступил на широкую лестницу, ведущую во дворец.
Тотчас путь ему преградил еще один гвардеец, недвусмысленно положивший руку на шпагу.
- Ле Кане! Рад снова видеть вас, - громко сказал Денло, делая еще один шаг. - Помните нашу встречу в Кораро? Кажется, на этот раз судьба свела нас в еще более интересный момент!
- Денло? - произнес гвардеец вполголоса. Его глаза скользнули по скромной одежде лже-маркиза, после чего понимающе прищурились. - Вы поистине неутомимы! Неужели и вы имеете интерес в этом деле?
- Это не более чем совпадение, - махнул рукой Денло. - Моя конечная цель - Дагсбург; но все дороги перекрыты, и вот я здесь, чтобы просить помощи у принца.
- Я лично доложу о вашем визите, - сказал Ле Кане, кивая. - Но принц наверняка задаст вам несколько вопросов...
- Вне всякого сомнения, он получит исчерпывающие ответы, - победоносно улыбнулся Денло.
Ле Кане поднялся по лестнице и скрылся за парадными дверьми. Денло повернулся к Олегу:
- Дождитесь меня, друг мой - хотя бы вон в том трактире на углу, где превосходно готовят птицу, а вино достойно королевского стола. Я вернусь не позднее чем через час, и вернусь с разрешением на выезд.
- Действуйте как сочтете нужным, - кивнул Олег. - Все, что меня интересует - это быть в Дагсбурге сегодня к вечеру.
- Мы будем там, - произнес Денло, - даже если вся армия Дэчелора преградит нам путь.
Судя по приему у принца, подумал Олег, граф не далек от истины. Похоже, он знает здесь буквально всех.
- Принц ждет вас! - провозгласил Ле Кане, появляясь из парадной двери. Денло коротко кивнул Олегу и заспешил к принцу.
Трактир напротив дворца вполне соответствовал своему названию - "Золотая жила". Чтобы зайти в него, Олегу пришлось спуститься по узкой лестнице в мрачное подвальное помещение. Однако сам подвал оказался на удивление сухим и чистым; среди сидевших за столиками Олег не обнаружил ни одного оборванца. Похоже, этот подвальчик был едва ли не лучшим заведением в городе! Олег облюбовал себе место в углу, повторил прислуге заказ Денло и откинулся в деревянном кресле, дабы спокойно поразмыслить.
Вот тебе и тихая средневековая цивилизация, сказал он себе. Наемные убийцы, мятежные принцы... Чего уж тут удивляться, что три резидента в один день пропадают без вести! Скорее следует недоумевать, как же их не повязали еще раньше. Как того же Дю Марте, едва он выехал из родной Гишгарии.
- Эй, комп, - позвал Олег. - А что Коннер делал в монастыре? Вроде бы в его обязанности входило только сопровождать стажеров...
- Не только, - ответил компьютер. - Коннер помимо работы со стажерами вел личную этнографическую программу - исследование нетривиальных ритуалов и обрядов. В перерывах между стажировками он работал в глубоком погружении в различных монастырях и орденах Энеи.
- И какие же нетривиальные ритуалы он исследовал в монастыре святого Жюстина? Ритуал захвата в плен резидента Содружества?
- Не только, - повторил компьютер, поддерживая шутку. - Орден Молчаливых, которому принадлежит монастырь - достаточно древняя организация. Ему уже более семи веков. За это время в ордене разработана изощренная система уровней посвящения, а также испытаний и ритуалов, соответствующих переходу с уровня на уровень. Восемь месяцев назад Коннер, сопровождая стажера Фельда, стал свидетелем ритуала первичной инициации кандидатов в Молчаливые и заинтересовался орденом. За истекшее время ему удалось достигнуть второй ступени посвящения и описать семнадцать различных ритуалов и обрядов, свидетельствующих о высокой культурной автономии ордена по отношению к энейской цивилизации.
- Жаль, что он не оставил описание восемнадцатого обряда, - заметил Олег.
Компьютер, как всегда, прав, подумал он. Восемь месяцев на вторую ступень, которая явно не самая высшая в ордене - слишком большой срок, чтобы вести расследование под видом кандидата. Гораздо лучше будет потрясти архивы политических конкурентов ордена.
- А Коннеру не приходило в голову то же, что и тебе? - поинтересовался Олег. - Воспользоваться чьими-нибудь досье?
- Коннер - этнограф, - пояснил компьютер. - Его интересует собственный опыт включенного наблюдения, опыт профессионала. К тому же он и в мыслях не имел опасаться Молчаливых. Он работает здесь уже восемь лет, и за это время побывал в куда более опасных местах. Одно описание Морского Братства чего стоит!
- А до него кто-то вступал в контакты с Молчаливыми? - спросил Олег. Он задавал вопросы наугад, пытаясь хоть как-то уложить в систему известные факты. Подозрения, что Молчаливые - тайные инопланетяне - пришлось отвергнуть: вряд ли бы у них хватило терпения семь веков разрабатывать ритуалы, чтобы подманить одного-единственного этнографа. Но сам орден становился Олегу все более подозрительным.
- Сведений о таких контактах у меня нет, - ответил компьютер. - Довольно странно: во всей библиотеке данных по Пингару ордену посвящено всего шесть текстов. Это очень подозрительно, - в голосе компьютера послышались тревожные нотки. - Перед тем, как соваться к Молчаливым, советую тебе собрать как можно больше информации!
- Это само собой, - кивнул Олег. - Ладно уж, разберемся. Сейчас меня куда больше волнует, зачем Дю Марте так торопится в Дагсбург!
- Опасность! - металлическим голосом произнес компьютер. Олег не сразу понял, что это предупреждение, а не ответ. - Опасность!
Совсем спятил, подумал Олег. Но сердце застучало чаще, и захотелось оглядеться по сторонам.
Едва Олег начал медленно поворачивать голову вправо - слева, кроме вмурованной в стену пивной бочки, не было ничего интересного, - как об стол перед ним ударилась внушительных размеров бутыль, немедленно разлетевшаяся на мелкие осколки. На и без того потрепанный камзол Олега хлынули потоки кислого вина.
За соседним столиком раздался утробный смех.
Олег вскочил, сделав это с излишней энергией. Дубовый стол, который он едва задел бедром, перевернулся и со страшным грохотом рухнул столешницей вниз. Смех стих - и тут же раздался снова.
Но на этот раз смеялся уже Дю Марте.
- Ах ты дрянь, - произнес человек, сидевший за соседним столом прямо напротив Олега. Одет он был в светло-зеленый охотничий костюм, гладко выбрит, и говорил исключительно четко и ясно. - Напился и мебель ломать? Придется поучить тебя хорошим манерам...
Да что ж это за страна такая, отстраненно подумал Олег. Ни дня без драки...
- Простите, сударь, - произнес он вслух и обвел глазами собутыльников зеленого незнакомца. - Сначала я желаю знать, кто из вас бросил бутылку. В противном случае мне придется убить вас всех.
Последние слова явно произносил уже Дю Марте. Его глазами Олег еще раз рассмотрел противников. Шестеро, не считая предводителя; одежда чистая, одинакового покроя, бороды аккуратно подстрижены. Вооружены кинжалами, за поясами у двоих - связки веревок. Появились в кабаке совсем недавно - пустой стол - и тут же напросились на драку. Похоже, занимаются привычным делом, сообразил Олег - все шестеро совершенно спокойны.
Придется прорываться с боем, подумал Олег. Как ни странно, без особого сожаления.
- Я! - произнес сидевший у стены долговязый брюнет.
- Я! - подхватил его приятель, перебирая пальцами веревки.
- И я! - добавил парень помоложе, привставая из-за дальнего конца стола.
- Мы все имели удовольствие испортить вам костюм, господин невежа! - заключил предводитель, явно забавляясь происходящим.
- Прекрасно, - произнес Дю Марте, выхватывая шпагу. Олег несколько растерялся от единодушия, проявленного забияками, а вот его психомаске оно, похоже, понравилось. Ах да, сообразил Олег, они же - простолюдины. Таких можно убивать, сколько душе угодно; хватило бы денег на штраф!
Видимо, решил Олег, подобные сцены здесь - в порядке вещей. Так сказать, естественная убыль населения.
- Каков нахал, - все так же четко произнес предводитель. - Я хочу увидеть его связанным.
Как по команде трое из его шайки привстали, выволокли из-под себя табуреты и швырнули их в Олега. Дю Марте махнул было шпагой, но Олег вовремя перехватил инициативу, пригнулся, метнулся влево, оттолкнулся ногой от стены и оказался нос к носу со всей семеркой, не успевшей даже решить, хвататься им за веревки или же за ножи.
Шпага со свистом рассекла воздух, и трое из противников беззвучно осели на пол. Олег едва успел изменить направление второго удара, спася жизнь оставшимся. Чертов Дю Марте фехтовал не хуже, а, пожалуй, даже лучше, чем сам Олег.
Нимало не смутясь минутной неудачей, Дю Марте приставил шпагу к горлу предводителю и произнес:
- Возможно, не каждый из тех, кто еще жив, бросал эту бутылку, - сказал он тихим, даже печальным голосом. - Господь велит нам прощать; назовите истинного виновника, и трое из вас смогут уйти.
Лицо предводителя шайки побелело. Для человека своего образа действия он оказался странно пуглив. Его сподручные сгрудились у стены, переводя мрачные взгляды с лежащих на полу тел на своего трясущегося от страха главаря.
Олег понял, что подобного исхода драки им еще не разу не доводилось видеть.
Предводитель уже поднял руку, чтобы указать истинного виновника - причем указать среди оставшихся в живых - а Дю Марте уже напрягся, чтобы сопроводить его жест молниеносным ударом, - как в кабаке послышался голос нового действующего лица.
- Черт побери! - закричал Денло. - Дю Марте, не вздумайте убивать этого человека!
- А остальных? - кровожадно поинтересовался Дю Марте.
- Вот уж не думал, что вы такой забияка, - уже спокойно произнес Денло, подходя поближе. На белом лице человека в зеленом появилось уж совсем унылое выражение. - Да вы хоть знаете, с кем деретесь?
- Я предложил им назвать виновника, они отказались, - пожал плечами Дю Марте. - Я же не могу позволить обидчику уйти живым?
- Даже если он - палач? - усмехнулся Денло.
- Палач? - рука Дю Марте дрогнула.
- Перед вами Габриэль Шарро, палач Геца, - церемонно произнес Денло. - И в этом качестве он пользуется определенной неприкосновенностью.
- Тот самый Шарро? - отшатнулся Дю Марте. - Казнивший Де Готло на пентаграмме?
- О, так вы слышали эту историю?
- Будь я проклят, Денло, - пробормотал Дю Марте. - Я чуть было не покрыл себя вечным позором...
- Мэтр Шарро, - обратился Денло к непосредственному виновнику всей этой гнусной истории. - Ле Кане говорил мне, что вы уже были предупреждены. Считайте это, - он указал на три тела, неподвижно лежащие на полу, - вторым предупреждением. А теперь - убирайтесь!
Шарро поднялся из-за стола, сохраняя на лице все то же кислое выражение. Его подручные, опустив головы, проследовали за своим начальником.
- Я вижу, - усмехнулся Денло, проводив их взглядом, - вы тут неплохо повеселились.
- Я предпочел бы обойтись без веселья такого рода, - ответил Дю Марте, и Олег с удивлением понял, что его психомаска, оказывается, не столь уж кровожадна. - Какого черта этот Шарро запустил в меня бутылкой?
- Насколько мне известно, - сказал Денло,поднимая упавший стол и жестом подзывая слугу, - это его любимая забава. Он приходит в приличное заведение, задирает дворян - а потом открывает лицо. Мало кто осмелится обнажить шпагу против столь презренного существа; в результате его подручные успевают напасть первыми. Ну а при судебном разбирательстве правда всегда на их стороне; в городе действует власть магистрата... - Денло махнул рукой, давая понять, что не желает более обсуждать этот вопрос. - К черту Шарро; где наша выпивка?
Действительно, где? Олег огляделся по сторонам. Слуга, стоявший с подносом у противоположной стороны зала, робко шагнул вперед.
- Ваш фазан, господин, - произнес он, подходя к Олегу.
- Вот и отлично! - воскликнул Денло, усаживаясь за свободный стол. - Сюда, и добавь еще бутылку!
Он бесцеремонно отпихнул ногой тело одного из приспешников Шарро и разлил вино по объемистым бокалам.
- Похоже, - заметил Олег, - ваша миссия завершилась успехом?
- Разумеется, - Денло пожал плечами. - Разрешение на выезд у меня в кармане. Нам следует лишь пропустить вперед полномочного посла принца.
- Посла? - Олег присвистнул.
- Разумеется, - повторил Денло. - Принц настроен весьма решительно. У меня сложилось впечатление, что он совершенно уверен в победе.
- Так же, как и в предыдущих случаях? - усмехнулся Олег и покачал головой.
- Вы правы, - кивнул Денло. - Как бы там ни было, путь в Дагсбург открыт. А потому, - он поднял бокал, - за успех наших миссий при дворе Энри Терпеливого!
- За успех, - машинально ответил Олег.
Когда через полтора часа они оставили позади северные ворота Геца, Олег чувствовал себя изрядно навеселе. Дю Марте же и вовсе лыка не вязал, без умолку рассуждая о тонкостях энейской политики. Денло внимательно слушал, и от Олега не укрылось, что его спутник пьян гораздо меньше, чем можно было ожидать.
- Чего я не пойму, - заявил Дю Марте, прерывая свой длинный рассказ о монахах-убийцах, держащих в страхе всю Гишгарию, - так это то, почему Высокая Церковь Дэчелора так спокойно смотрит на эти распри?! У нас бы ваш знакомец-принц давно уже проснулся бы на том свете!
- А кто вам сказал, что Церен только смотрит? - возразил Денло. - Между прочим, сегодня вы уже познакомились с манерами его приближенных.
- Как! - вскричал Дю Марте. - Шарро принадлежит к Церкви?!
- Он совмещает должности палача тела и врачевателя духа, - усмехнулся Денло. - Весьма прибыльное занятие - как палач, он получает четверть имущества казненного, а как тайный исповедник - фиксированную плату за каждый удачный донос.
Дю Марте фыркнул.
- Кажется, я понимаю, - заявил он, важно поднимая палец. - С такими агентами, как Шарро, принца не свалить!
- Вы схватываете все просто на лету, - кивнул Денло. - Не зря Гишгария считается родиной искуснейших шпионов.
- На что вы намекаете?! - воскликнул Дю Марте, при этом заметно смутившись. Олег сообразил, что его психомаска не так уж пьяна; Дю Марте сознательно поддразнивал своего спутника.
Денло пожал плечами:
- У всех гишгарцев, которых я встречал, был просто врожденный нюх на политику. Приятно видеть, что вы - не исключение.
- Одного нюха здесь мало, - фыркнул Дю Марте. - Надобны еще деньги и верные люди... Впрочем, я несколько отвлекся; мы, кажется, говорили о Высокой Церкви? Поясните мне, как это вообще возможно - доверять людям, работающим на Альмариса?!
Олег с удивлением отметил, что Дю Марте свободно оперирует именами, которые он, Олег, слышит в первый раз. Ай да психомаска...
- Почему - на Альмариса? - усмехнулся Денло. - Вам не кажется, что Шарро слишком усердно копирует манеры своего высшего начальства? Спросите, кого дворяне Геца ненавидят больше - и держу пари, в двух случаях их трех вам назовут именно Шарро! Лишись он покровительства Глаз Государевых, ему не прожить и часа! Ну что, Дю Марте, доверяли бы вы такому человеку на месте Альмариса?
Дю Марте пожал плечами:
- Конечно. Деньги и страх...
- А вот я, - прервал его Денло, - на месте Альмариса не доверил бы Шарро и прошлогодней сплетни.
- Почему же?! - непритворно изумился Дю Марте.
- Видите ли, в чем дело... Он сам создал себе свою репутацию. Задирать дворян - его собственная инициатива, а не приказ сверху. И это - подозрительно!
- Ну, знаете ли... - развел руками Дю Марте. - И после этого вы называете нас, гишгарцев, искусными шпионами?! Уж не смеетесь ли вы надо мной?!
Олег наконец сообразил, кто такой этот загадочный Альмарис. Судя по всему, так звали начальника Глаз Государевых - тайной полиции Энри Терпеливого. Должность, мало способствующая всенародной любви.
- Я всего лишь рассуждаю о политике, мой друг, - мягко ответил Денло. - И для вас нет ничего обидного в том, что я занимаюсь этим несколько дольше вашего.
Резонно, подумал Олег. На месте Дю Марте я повнимательнее присмотрелся бы к этому интригану. Он может оказаться полезен в выполнении его, Дю Марте, поручения.
О котором, кстати, я так ничего и не знаю. Эй, комп!
- О черт! - едва ли не шепотом выругался Денло. - Что это?!
Олег удивленно повернулся к своему спутнику. Тот замер в седле, подняв голову и напряженно всматриваясь в небо. Олег проследил его взгляд и с трудом удержался от свиста.
Среди розоватых облаков, ярко сверкая в лучах заходящего солнца, по небу летел "бублик". Стандартный грузопассажирский гравилет, состоящий на вооружении дипкорпуса. Летел внаглую, вдоль оживленной дороги, с выключенным шумоподавлением и маскировкой, не говоря уже о режиме невидимости.
Одним словом, нарушая все писаные и неписаные правила поведения на чужой планете.
Олег смотрел на гравилет и чувствовал, как из головы улетучиваются последние капли вина.
- Это наш? - послал он мысленный запрос.
- Наш, - мгновенно отозвался комп. - Серийный номер бэ-а тринадцать восемьдесят. На момент происшествия дислоцирован в штаб-квартире.
Олег облегченно вздохнул. Похоже, резиденты нашлись сами, без моей помощи.
Гравилет заметно приблизился; чтобы следить за его полетом, Олегу пришлось запрокинуть голову. Не делая ни малейшей попытки снизиться, гравилет миновал зенит и устремился прочь, держа курс строго вдоль дороги.
Так они не за мной, подумал Олег. Или...
- Комп! - воззвал он в приступе внезапной паники. - Кто там за штурвалом?!
Компьютер отозвался после секундной задержки.
- Ошибка идентификации, - пробурчал он. - Неизвестный абориген, северного типа. Пилотаж ведется в режиме "пассажир".
Олег раскрыл рот, с трудом удержавшись от изумленного вопля.
Вот это да!
- Экая дьявольщина! - воскликнул Денло, проводив вглядом скрывшийся в облаке гравилет. - Вы когда-нибудь сталкивались с чем-то подобным?!
- Никогда, - пробормотал Олег.
Если Денло выглядел слегка удивленным, то у Олега одно что глаза на лоб не лезли. Он изо всех сил сжал кулаки и медленно втянул воздух. Стало чуть легче.
- Это чудище летит прямо в Гец, - вполголоса сообщил Денло. - Не слишком ли для простого совпадения?
- Что вы имеете в виду? - переспросил Олег.
- Едва Леон затевает мятеж, - пояснил Денло, - как в занятый им город вылетает дракон! Вы поверите, что эти два события не связаны между собой?
- Пожалуй, вы правы, - пробормотал Олег, безуспешно пытаясь собраться с мыслями. Абориген за штурвалом гравилета?!
Чем, черт побери, Жан Коннер занимался в своем монастыре?!
- Конечно же, я прав! - Денло привстал на стременах, всматриваясь в облака на горизонте. - Но это древнее чудовище - кем оно послано в Гец? Сторонниками принца или сторонниками короля?!
Олег с удивлением отметил, что Денло места себе не находит от любопытства.
- Понятия не имею, - сказал он. - Надеюсь, этот дракон не повернет назад, чтобы испепелить нас своим дыханием?
Денло раздраженно отмахнулся:
- Кому мы нужны... Черт, меня так и тянет повернуть обратно! Я хочу знать, какая партия в силах повелевать драконами!
- Поворачивать назад не советую, - услышал Олег возникший в голове голос. - Судя по обстановке, гравилет в Геце долго не задержится. А вот вы, напротив, имеете все шансы остаться в Геце навсегда.
- Это еще почему?!
- С востока к Гецу приближается армия в три тысячи всадников, - сообщил компьютер. - Судя по штандартам, это войска короля. Их вчетверо больше, чем сторонников Леона.
- Будет битва? - сообразил Олег.
- Совершенно верно, - подтвердил комп. - И, судя по статистике последних двадцати лет, самому большому риску подвергнутся чужеземные дворяне.
То есть мы, подумал Олег. Еще бы, отчего ж не зарезать под шумок богатенького дворянина, свалив все на одну из армий. Пожалуй, Денло придется возвращаться одному.
- С другой стороны, - проговорил Денло, поворачивая коня в сторону Дагсбурга, - преследование драконов не входит в мои обязанности.
- Равно как и в мои, - обрадовался Олег. - Продолжим путь?
- Поскакали, - ответил Денло. - Пусть дэчелорцы сами разбираются, какой король им больше подходит.
С этими словами он пришпорил своего коня и поскакал вперед, словно чувствуя надвигающуюся с востока опасность.
Олег нагнал Денло только через четверть часа. Скачка - даже с учетом того, что ею занимался Дю Марте - постоянно отвлекала, и за это время Олег едва-едва собрался с мыслями. Появление гравилета настолько выбило его из колеи, что он даже забыл, зачем следует в Дагсбург. Разве что с целью диверсии в лагере подготовки пилотов?
- Слушай, комп, - взмолился Олег, отчаявшись хоть что-то понять. - Какого черта там делал абориген?
- На основании вычисленного курса, - невозмутимо ответил комп, - я могу предположить, что абориген сопровождал гравилет в сторону Геца. В настоящее время он уже завис над городом и, по всей вероятности, совершит там посадку.
- Да я не об этом! Как абориген там вообще оказался?!
- Настроив автоматику на свой биоспектр, - пояснил комп, как будто Олег сам этого не знал. - Разумеется, для этого он должен был иметь ключ доступа к аппарату. Такой ключ ему мог передать любой из пропавших без вести сотрудников представительства.
- Но зачем им было передавать ключ?!
- Обстоятельства, - комп помедлил, - позволяют предположить добровольное соучастие одного или нескольких сотрудников в местной политической жизни. Причем налицо стремление сохранить такое соучастие в тайне путем отключения коннектора.
- Ты хоть сам понимаешь, какой бред несешь? - Олег затряс головой. - На кой хрен землянину местные дрязги?! Да за такое нарушение с любой должности можно на Багамы загреметь! Пожизненно!
- В качестве альтернативной гипотезы, - сообщил комп, - можно предположить раскрытие Жана Коннера, уничтожение коннектора неизвестным способом и допрос третьей степени.
Олег возвел глаза к небу и ничего не ответил. Подобные гипотезы он вполне мог сочинить сам. "Неизвестным способом" можно сделать все что угодно.
Похоже, подумал Олег, мне в любом случае остается только одно. Лично посетить монастырь Молчаливых. А уж там посмотрим, как они уничтожают коннекторы и вяжут землян.
Олег почувствовал неожиданное облегчение. Заумные гипотезы остались позади; под копытами лошади пылила дорога, встречный ветер обдувал разгоряченный от вина и бесплодных раздумий лоб, и впереди Олега ждала настоящая работа. Держитесь, Молчаливые, подумал Олег и пришпорил коня.
Солнце уже цеплялось за темную стену леса, когда дорога перевалила за очередной холм, и перед Олегом раскрылась панорама Дагсбурга.
По местным меркам это был огромный город. Две крепостные стены, одна внутри другой, опоясывали его центральную часть, сплошь застроенную храмами и дворцами. Вокруг раскинулись на несколько километров особняки богатых горожан - с высокими башенками, крытыми желтой черепицей, тут и там торчащими из зелени парков. Только на самой окраине Дагсбург походил на Гец - длинные серые бараки, кривые узкие улицы, толпы бродячих торговцев.
Денло протянул руку, указывая Олегу на сложенную из черного камня башню, возвышавшийся над берегом реки чуть поодаль от внутренней крепостной стены:
- Данхельм!
- А где же королевский дворец? - поинтересовался Олег. Зрелище главной тюрьмы Дэчелора никак нельзя было назвать приятным.
- Отсюда его не видно, - ответил Денло. - Эваль стоит на берегу Дейна вон за тем холмом. Да и никакой это не дворец. Эваль - неприступный замок, что не раз выручало дэчелорских королей в смутные времена.
Весьма предусмотрительно, отметил Олег. Впрочем, Эваль мне как раз ни к чему; мне бы Церена отыскать! А вот как это сделать...
Олег сжал губы. Обращаться за помощью к Денло явно не стоило; но не спрашивать же дорогу у прохожих?!
- Действительно, - раздался в голове монотонный компьютерный голос. - Возьмись одной рукой за седло и пригнись, чтобы не свалиться с лошади при кратковременной потере сознания. Сейчас психомаска будет активирована в полном объеме.
- Ну ты выбрал момент! - возмутился Олег, цепляясь за седло и втягивая голову в плечи.
- Момент выбран оптимальным образом, - успокоил Олега компьютер. - Готов? Тогда пуск!
Против ожидания, Олег вовсе не потерял сознания. Наоборот, он словно проснулся. Мир вокруг стал вдруг совсем другим - ярким, шумливым, огромным. И еще - пугающим. Олега прошиб озноб, он осознал, что находится в чужой стране, где его жизнь стоит не дороже породистой лошади, совсем один, рядом с попутчиком, от которого вряд ли стоит ждать добра. Эмнезир предупреждал, что агенты Апсора многочисленны и коварны; но столкнуться с самим Денло, за голову которого негласно обещан титул барона, - это ли не верх невезения?!
Ага, подумал Олег. Точно, психомаска. Она теперь еще и думать научилась.
- Что с вами, друг мой? - участливо осведомился Денло, поворачиваясь к Олегу. - Вы побледнели и едва держитесь в седле!
- Ничего серьезного, - ответил Олег. - Кажется, я слишком много выпил. Поедемте быстрее, свежий воздух прогонит слабость.
Интересно, подумал он - а точнее, Дю Марте, - куда теперь направится Денло? Если он послан в Дагсбург с сообщением, касающимся королевского дома, его путь лежит именно в Эваль, а точнее, на дейнскую набережную, с ее хитросплетениями переулков, трактиров, доходных домов, заросших кустарником парков с тайными ходами, доступными лишь посвященным, с несколькими негласными резиденциями Глаза Государева - и секретными горными тропами, ведущими прямиком к королю! А вот мне нужно совсем в другую сторону, в скромную харчевню "Кабан" всего в трех кварталах к северу от внешней стены, где я, назвав кабатчику пароль, пройду через задний двор в парк монастыря святого Антония. Неплохо было бы захватить с собой Денло, но вряд ли этот интриган рискнет отправиться в не знакомое ему место!
Ого, оценил Олег рассуждения своего второго "я". Во дает!
- Итак, дорогой Дю Марте, - внезапно произнес Денло, - мы в Дагсбурге. Кажется, дальше наши пути расходятся?
- Именно так, - ответил Олег. - И должен отметить, что я имею основания торопиться.
- Точно так же, как и я. Значит, до встречи?
- До встречи, граф. Если я вам зачем-то понадоблюсь, справьтесь обо мне в харчевне "Кабан".
- Непременно, шевалье. Я также всегда к вашим услугам!
Денло коротко кивнул и резко повернул коня. Олег проводил взглядом своего странного попутчика, борясь с желанием Дю Марте выпалить тому в спину из двух пистолетов. Мерзавец, думал Дю Марте. Он понял, кто я такой, иначе обязательно сказал бы, где его найти! Держу пари, он поскакал за подмогой, потому что боится связываться со мной один на один. Проклятье, мне нужно поторопиться. В любом случае Церен должен узнать, что за птицу принесло в Дагсбург с вечерним бризом!
Не успел Денло скрыться за поворотом, как Дю Марте поскакал в противоположную сторону, к заветной харчевне. По счастью, до нее оставалось лишь несколько кварталов; каким бы интриганом ни был Денло, у него вряд ли имелся взвод подручных за каждым поворотом.
Олег с некоторым трудом вмешался в поток посторонних мыслей. Знания, хлынувшие в голову с полной активизацией психомаски, поначалу подавили всякое желание думать. Сейчас же, наскоро разобравшись в этой груде сведений, Олег почувствовал острое желание изменить весь план операции к чертовой матери.
Он еще раз повторил про себя только что всплывшее в сознании сообщение эмнезира Коре. "Церену, срочно. Король Энефарта Петер Второй смертельно болен. Наследный принц Пауль под чужим именем переправлен в Дэчелор". Вот оно как.
И после этого компьютер полагает, что Церен будет заниматься какими-то Молчаливыми?!
Олег фыркнул и плюнул в проносящуюся мимо лужу. Да хоть трижды повторили ему - такова, мол, воля эмнезира! - все равно Церен потребует пояснений. Или, что еще хуже, не потребует - а просто затаит подозрение. Нет, передавая такую новость, нужно и на Молчаливых компромат представить, и хороший компромат!
А есть у меня такой компромат?
Даже поверхностной экскурсии по памяти Дю Марте хватило Олегу, что понять: нет у него никакого компромата.
- Комп, - мысленно позвал Олег. - Ты мои мысли читаешь?
- И перечитываю, - язвительно отозвался компьютер. На этот раз голос его звучал очень похоже на собственный голос Олега, и оттого казался особенно противным. - Компромата тебе захотелось? Так нет на них никакого компромата!
- Как это нет? - заинтересовался Олег. - Что, совсем ничего?
Он живо вспомнил рассуждения Денло о Шарро и его подозрительной преданности Альмарису. Ну-ка, ну-ка, может быть, здесь и найдется зацепка?
- Совсем, - ответил комп, не подозревая подвоха.
- Быстро давай сюда весь материал! - приказал Олег.
- Через пять минут ты будешь в харчевне! - возразил комп. - Интересно, когда ты собираешься их анализировать?!
- Вот эти пять минут и буду, - огрызнулся Олег. - Сожмешь, не маленький. Начинай!
- Чего изволите? - осведомился комп. - История? Идеология? Иерархия? Ритуалы? География? Экономика?
- История, - наугад ткнул Олег. - Кратко!
- Легендарный Герман, основатель ордена, - затараторил комп, - имел откровение, ставшее основой идеологии. Истина познается в молчании и пребывает в недеянии, а владеющий истиной побеждает врагов без усилий. После года проповедей Герман собрал достаточно последователей, чтобы построить первый монастырь и заняться усиленными медитациями. Семь веков орден существует на средства обращенных, привлекая главным образом обеспеченные слои населения. Внутри ордена нет сословных различий, а есть лишь иерархия уровней...
- Цели деятельности? - перебил Олег.
- Духовное совершенствование, постижение истины, создание условий для углубленного недеяния. О политических целях сведений нет.
- Как это нет?
- Совсем, - в голосе компа прозвучала насмешка. - Туда же уходят от светской суеты! Какая политика в ордене самосозерцателей?
- Ну... - Олег почувствовал неладное. Как это - без политики? А зачем тогда наших резидентов похищать? И гравилет в Гец посылать?
Может быть, они просто хорошо маскируются?
- Может быть, - согласился комп. - Есть одно обстоятельство, говорящее в пользу некой скрытой деятельности Молчаливых. За последние семь веков их монастыри значительно реже подвергались агрессии, чем все прочие укрепленные пункты Энеи. Причем разрыв этот возник около пятисот лет назад и неуклонно рос до наших дней. Можно предположить, что орден уделяет достаточное внимание тайным операциям, чтобы заблаговременно уничтожать своих противников...
- В таком случае за мной уже едет наемный убийца, - заметил Олег. Орден оказался не так прост, и мне есть что рассказать Церену. Черта с два при таком искусстве тайных интриг - и притом растущем год от года! - орден ограничится собственной безопасностью. Держу пари, они не меньше Церкви мечтают об единой Энее - но, разумеется, под своим идейным руководством.
Все-таки, подумал Олег, я чертовски вовремя здесь появился. Дележ власти в Дэчелоре, заварушка в Энефарте - просто так наследных принцев не прячут на чужой территории! - интриги Апсора, раз сюда прибыл сам Денло - и, наконец, агрессия против землян, видимо, связанная со всей этой кутерьмой. Раз пущено в ход инопланетное средство - гравилет - события и впрямь приняли крутой оборот!
А кстати, сообразил вдруг Олег. Гравилет-то летел к принцу Леону, окруженному превосходящими силами противника; кажется, я догадываюсь, каковы политические планы ордена!
Олег натянул поводья, останавливаясь у приземистого мрачного здания с аляповатой вывеской, изображавшей громадного вепря между трех вывороченных с корнем деревьев. Харчевня "Кабан" не пользовалась особой популярностью - под навесом стояли всего две лошади, а из открытых окон не доносилось ни ругани, ни песен.
Спешившись и позаботившись о лошади, Олег зашел внутрь. Зал был, против ожидания, хорошо освещен; толстяк-хозяин хлопотал у огромной жаровни, где на вертеле жарился родной брат кабана с вывески. Олег подошел к жаровне, вытер мгновенно выступивший пот и вполголоса произнес:
- Тому, кто слышит, есть что услышать.
Толстяк с неожиданной для его комплекции скоростью повернулся и отступил на шаг. Его напряженный взгляд был прикован к правой руке Олега, замершей на рукояти шпаги. Олег вспомнил, что Дю Марте должен без колебаний убить всякого, кто ошибется с ответом.
- Тот, кто слышит, - медленно проговорил хозяин, - близко и ждет!
Олег кивнул и убрал руку со шпаги.
- Здравствуй, брат, - затараторил хозяин, расплываясь в улыбке. - Я не смогу угостить тебя, время дорого, сегодняшний путь - через правую дверь, мимо белых цветов. Мне велено проводить тебя немедленно, как только...
Рука Олега невольно рванулась обратно. Хозяин неуловимым движением вытащил заряженный самострел и нацелил его прямо Олегу в живот.
- Как только, - сказал хозяин изменившимся голосом, - ты назовешь Слово.
- Эгеасим! - произнес Дю Марте.
Ах да, сообразил Олег. Тайное имя Бога. Неплохой способ проверить, истинно ли верующий стоит перед тобой.
- Твое слово будет - Гончар, - сказал хозяин, убирая самострел. - Иди и поспеши, мессир ждет тебя с самого утра.
Если бы Дю Марте не убили, подумал Олег, он прискакал бы сюда как раз вовремя. Но будем надеяться, что и я на что-нибудь сгожусь.
Он повернул направо и прошел через боковую дверь, скрывавшуюся за синей портьерой. Короткий коридор вывел Олега в парк, буквально усеянный белыми цветами. Двумя извилистыми дорожками они тянулись вдоль высоких плотных стен колючего кустарника. Олег пошел между цветов, вдыхая их пьянящий аромат. Через несколько минут у него закружилась голова, и он замедлил шаг, стараясь шататься поменьше.
- Скажи свое слово, брат, - раздался у самого левого уха едва слышный шепот. Несмотря на мягкие интонации этого голоса, Олега бросило в дрожь: человек появился словно ниоткуда, он не чувствовал даже тепла его тела! Ай да белые цветы, подумал Олег, а Дю Марте негромко ответил:
- Гончар.
- Мессир ждет, - так же тихо произнес проводник, и Олегу почудилось, что он слышит скрежет клинка, убираемого в ножны. - Опусти глаза и ступай вперед; я поддержу тебя в самый трудный момент.
Что он имеет в виду, подумал Олег и сделал шаг вперед. Земля поплыла перед глазами, две белые дорожки слились в одну, а потом под ногами оказался ковер.
Олег тряхнул головой. Он стоял в большой комнате, освещенной десятком свечей. Из мебели в комнате имел место огромный стол, заваленный бумагами, и два стула, стоявшие у стен друг напротив друга. За столом сидел тщедушного вида старик с глубоко запавшими глазами; встретившись с ним взглядом, Олег почувствовал себя неуютно. Черт его знает, что он выкинет; глаза горят, губы слегка подрагивают.
- Простите вашего ничтожного слугу, - сказал Дю Марте, склоняя голову. - Дорогой на меня напали четверо, и я потерял лошадь.
- Четверо? - Губы старика сложились в подобие улыбки. - Надеюсь, они мертвы?
Олег молча кивнул.
- Ты показал себя истинным слугой Высокой Церкви. - Слова старика совсем не звучали похвалой. - Назови свои имена, брат посланник.
- Дю Марте, мессир, - еще раз поклонился Олег. - Брат Альберт, монастырь святого Виффа.
- Называй меня брат Церен, - приказал старик. - Человека, которому ты послан приказывать, нет смысла величать мессиром.
- Хорошо, брат Церен, - смиренно согласился Дю Марте.
- Теперь говори, брат Альберт!
- Вот мое послание, - Олег шагнул вперед и понизил голос. - Король Энефарта Петер Второй смертельно болен. Наследный принц Пауль под чужим именем переправлен в Дэчелор.
Губы Церена дрогнули.
- Покажи свой Знак, брат Альберт, - произнес он почти шепотом.
Олег молча снял камзол, закатал рукав и продемонстрировал Церену татуировку на сгибе локтя.
- Пустить кровь? - спросил он так, словно мечтал об этом всю жизнь.
- Достаточно, - Церен покачал головой. - Значит, этому можно верить. Садись, брат Альберт, и поговорим.
Олег оделся, придвинул ближайший стул и сел.
- Ты ехал из Омна по Восточному тракту?
- Да, брат Церен.
- Значит, ты проезжал Гец?..
- Я был там через полчаса после принца. Но я торопился, и поэтому не знаю, чем кончился мятеж.
- Ты поехал сюда, не узнав, кто победит? Рискуя доставить сообщение уже новому мессиру?
- Мессир Дэчелора один, и имя его - Церен, - произнес Дю Марте, глядя старику прямо в глаза.
Олег с облегчением отметил, что эта лесть наконец-то заставила Церена смягчиться. Мессир расслабился и даже откинулся в кресле.
- Что ты успел заметить, проезжая Гец? - спросил он.
- Гвардию принца, около девяти сотен, - четко доложил Олег. - Полную уверенность мятежников в победе. И еще, я видел странное чудовище, летевшее в Гец из окрестностей Дагсбурга.
- Чудовище?
- Оно выглядело так, - Олег дотянулся до письменного прибора, взял перо и на ближайшем клочке бумаги изобразил "бублик". - Оно пролетело над нами, когда мы с Денло были на полпути между Гецем и Дагсбургом...
- Вы ехали вместе с Денло?! - перебил его Церен.
Кажется, этот факт поразил его куда больше, чем летающее чудовище.
- Да, - кивнул Олег. - Мы встретились на постоялом дворе и путешествовали вместе до самого Дагсбурга.
- Он понял, кто ты на самом деле?
- Не думаю, - Олег покачал головой. - Но он понял, что я направляюсь в Дагсбург с важным поручением.
- В таком случае, почему ты еще жив? - нахмурясь, спросил Церен.
Олег на секунду опешил. Это что же, милашка Денло убивает всех, кого только заподозрит?
Дю Марте пришел ему на помощь:
- Перед тем как познакомиться, мы скрестили шпаги. - Он небрежно пожал плечами. - Денло фехтовал недостаточно хорошо.
Церен покачал головой:
- До сих пор ему хватало его умения. Хотя постой, в миру тебя зовут Дю Марте? Кажется, я уже слышал это имя...
Он поднял глаза к потолку, очевидно, вспоминая, что именно он слышал о Дю Марте.
- Да, - сказал Церен через некоторое время. - Мне докладывали о выдающихся успехах некоего брата Альберта.
Олег молча поклонился.
- Хорошо, - Церен снова откинулся в кресле. - Известия, с которыми ты прибыл, требуют немедленных действий. Что еще ты должен мне сообщить?
- Волю эмнезира. - Олег поднялся со стула и поклонился. - Я послан узнать все, что возмножно, и даже больше, об ордене Молчаливых.
Олег не ожидал, что эти простые слова произведут на Церена такое впечатление. Мессир буквально вскочил на ноги, обошел вокруг стола и встал напротив Олега.
- Эмнезир послал тебя узнать о Молчаливых? - переспросил он. - Но почему?
- Я не понимаю, о чем ты, брат Церен, - пожал плечами Олег. - Эмнезир отдал приказ. Наше дело - повиноваться.
- Взгляни, - ответил Церен, выхватывая из кучи бумаг довольно объемистый документ. - Вот донесение, которое я собирался отправить завтра утром. - Он протянул пачку бумаг Олегу. - Как ты думаешь, о чем оно?
- О Молчаливых? - догадался Олег.
Церен кивнул.
- Начни свой труд с этого документа, - сказал он. - По крайней мере, ты узнаешь, почему эмнезир заинтересовался орденом.
- Хорошо, - согласился Олег. - Но когда я закончу...
- Завтра, - прервал его Церен. - Завтра все могущество церкви будет в твоем распоряжении. - Он вернулся на свое место и дернул за один из трех свисавших со стены шнуров. - Этой ночью меня требуют к себе другие заботы.
Дверь за спиной Олега отворилась, и в кабинет вошел щуплый человек в монашеском одеянии.
- Позаботься о брате Альберте, - приказал Церен. - Он прибыл сюда, чтобы узнать как можно больше об ордене Молчаливых.
Щуплый монах бросил на Олега короткий взгляд:
- Будет исполнено, - сказал он. - И еще, мессир. Прибыл человек из Геца. Прикажете позвать?
- Пусть войдет! - оживился Церен.
Слуга кивнул и приоткрыл дверь. В нее протиснулся высокий и страшно худой простолюдин.
- Мессир! - выпалил он. - Брат Эрнест передает из Геца: сегодня вечером на площадь перед дворцом опустилась небесная карета. Из нее вышел человек и вошел во дворец; через короткое время он вернулся, и за ним следовал принц Леон. Они сели в небесную карету и поднялись в небо. Люди видели, как это порождение магии полетело на восток. В тот же час в Гец вошла кавалерия короля; гвардия принца сложила оружие.
Церен многозначительно посмотрел на Олега.
- Я благодарен брату Эрнесту, - сказал он. - Это все, что он счел нужным сообщить?
- Да, мессир, - подтвердил гонец.
- Ступай, - Церен указал на дверь. - Тебя ждет ужин и теплый ночлег. - Гонец, благодарно кланяясь, вышел из кабинета. - Ты видишь, брат Альберт, что нынче творится в Дэчелоре! - Церен снова вышел из-за своего стола и прошелся по кабинету. - Мятежи, интриги и самое настоящее колдовство! Они не остановятся ни перед чем...
- Кто - они? - не удержался Олег. Сообщение гонца подтвердило его собственное предположение о причастности Молчаливых к постоянным мятежам принца Леона, и он хотел знать, разделяет ли Церен его подозрения.
- Ах, если бы знать! - в непритворном раздражении воскликнул Церен. - Этот невидимый враг... - Он внезапно умолк и в упор посмотрел на Олега. - Ты послан, чтобы узнать все о Молчаливых? - спросил он.
- Да, брат Церен.
- Так не мешкай! - повысил голос Церен. - Ступай, прочти донесение и явись ко мне утром с готовым планом действий. Быть может, именно это сейчас важнее всего.
- Служу Высокой Церкви, - произнес Олег традиционную формулу завершения разговора.
- Во имя торжества дела господня, - ответил Церен, складывая руки.
Олег поклонился и вышел из кабинета.
Слуга уже ждал его в просторной приемной. Он тронул Олега за рукав и жестом пригласил следовать за собой. Они миновали широкую лестницу, затем - несколько коридоров, просторный зал, еще одну лестницу и наконец остановились перед длинной чередой дверей, теряющейся в полумраке коридора. Слуга толкнул третью дверь от начала, зашел внутрь, запалил несколько свечей, после чего пригласил Олега войти.
- Это - твое жилище, брат, - сказал он. - Вот шнур на случай, если тебе что-то понадобиться, - он дернул за желтую веревку, свисающую со стены у самой двери. - Сейчас я принесу ужин, а потом пришлю к тебе брата Арнольда, нашего лучшего знатока Молчаливых.
- Пришли его прямо сейчас, - усмехнулся Олег. - Ученые беседы отлично сочетаются с поглощением пищи.
- Как прикажешь, брат, - безропотно согласился слуга.
В ожидании обещанного ужина Олег присел на табурет и положил перед собой выданный ему документ. Три свечи над маленьким столиком давали достаточно света, чтобы разобрать каллиграфический почерк Церена.
Документ представлял собой так называемую "Записку" - послание, обращающее внимание старшего по чину на обстоятельства, упускаемые им в своих распоряжениях. Обрисовав в нескольких строках политическую ситуацию в Дэчелоре, Церен задавался несколько неожиданным - по мнению Олега, совсем иначе представлявшего себе средневековое мышление, - вопросом. Каким образом, спрашивал он, партия принца, неся одно поражение за другим, тем не менее сохраняла боеспособность? Почему ни один из четырех потерпевших крах мятежей не стал последним?
Далее Церен подробно излагал и анализировал обстоятельства этих самых четырех мятежей. Каждый раз - Олег отметил неоднократное упоминание имени Демилье - принц спасался буквально чудом. Чего стоил, к примеру, побег из Данхельма шесть лет назад, когда запряженная четверкой лошадей карета пронесла принца по буквально набитому солдатами Дагсбургу! И ни одному посту, ни одному патрулю почему-то не пришло в голову остановить экипаж. Церен не поленился проверить, насколько это возможно, и сам трижды отправлялся в путь - и все три раза был задержан уже у наружной стены. Остальные приключения принца были под стать этому побегу.
Но не сами по себе чудесные спасения принца встревожили Церена. Каждый раз после исчезновения принца у короля внезапно появлялись новые, ничуть не менее важные заботы. Болезни, заговоры, войны шли следом за каждым выступлением принца с неотвратимостью судьбы. Или - с удивительно атеистическим подходом добавлял Церен - с неотвратимостью хорошо организованных отвлекающих акций.
Олег кивнул, соглашаясь с соображениями Церена. Все эти события повторялись слишком регулярно, чтобы быть простым совпадением. За принцем стояла некая организация, способная вызволить его из любой передряги, и, более того, за считанные дни организовать такие масштабные события, как восстание северных провинций или войну с Апсором.
Но о существовании такой организации Высокая Церковь не знала ровным счетом ничего.
Теперь, с полностью включившейся психомаской, Олег мог оценить значение этого утверждения. Высокая Церковь по праву гордилась своей осведомленностью. Ни одно из происшествий в Энее не проходило мимо взоров ее вездесущих слуг. Полки архивов ломились под тяжестью тысяч томов, содержащих разнообразные донесения о действиях и высказываниях всех сколько-нибудь известных людей Энеи. Сотни агентов Церкви служили в шпионских сетях потенциальных конкурентов, таких как братство вольных лесорубов, финансируемое Апсором, или тайное общество меча и розы, мечтавшее о восстановлении Древней Империи, поставляя информацию второго порядка - кому, как и что стало известно о тех или иных происшествиях.
И во всех этой бездне сведений не содержалось и намека на какую бы то ни было организацию, помогавшую принцу.
По донесениям, поступавшим к Церену, все выглядело так, как если бы принцу периодически являлась на подмогу нечистая сила, начисто исчезавшая, как только надобность в ней отпадала.
- Мистика какая-то, - пробормотал Олег, качая головой.
Мистика? Если даже мне пришла в голову нечистая сила, то где, черт возьми, обвинения в сношениях с дьяволом?! Церен, как-никак, по совместительству еще и верховный инквизитор!
А сам стиль "Записки"?! Разве так пишут средневековые грамоты? Где бесхитростное перечисление событий, в котором откровенное вранье не отделено от правды даже запятыми? Где ссылки на авторитеты и священное писание? Откуда у здешних жителей стиль мышления, куда более подходящий эпохе промышленной революции?!
- Вот тебе и учебная модель, - фыркнул Олег. - Да здесь любой верховный инквизитор умнее половины нашей Школы!
- Ваш ужин, - прервал его рассуждения слуга. - И ваш собеседник.
Олег повернулся, чтобы рассмотреть брата Арнольда, и замешкался. Два человека, стоящие перед ним, выглядели совершенно одинаково. Закрытые монашеские одеяния, капюшоны, скрывающие лица. Только небольшой поднос в руках того монаха, что стоял слева, выдавал в нем давешнего слугу.
Слуга поставил поднос на столик, рядом с бумагами. Брат Арнольд молча прошел в келью - на комнату этот закуток два на три метра явно не тянул - и бесцеремонно присел на кровать. Олег посмотрел на поднос - большое блюдо с какой-то овощной смесью, краюха хлеба и большая кружка с вином. Бывает и хуже.
Когда он поднял глаза, дверь за слугой уже закрылась.
- Ужин скромен, - произнес брат Арнольд, - потому как у нас - недельный пост. Церковь замаливает грехи принца Леона.
Олег кивнул, подцепил на ложку тягучего овощного пюре и снова взялся за "Записку". Итак, принца поддерживала мощная организация; но какая?!
Церен методично перечислял все известные Церкви государства, союзы, ордена, политические и религиозные движения. Одни из них были слишком слабы, другие - контролировались Церковью; Альмарис, по донесениям нескольких агентов, равно недолюбливал как короля, так и его брата. Продравшись через добрый десяток страниц, Олег нашел наконец заключение. Единственной мощной организацией в Дэчелоре, могущей быть причастной к поддержке принца, оказался орден Молчаливых. Располагая сетью монастырей, разбросанных по всей Энее, и обширными связями своих обращенных, он имел все возможности для активного участия в политике. Имел - но агенты, внедренные в орден, слали однообразные дежурные отчеты о скудости питания и тяготах многочасовых ритуалов.
Олег перевернул лист бумаги и обнаружил, что каллиграфический текст, к которому он уже успел привыкнуть, заканчивается на первых же строчках. Дальше шла короткая фраза, написанная размашистым неудобочитаемым почерком: "Заняться всерьез. Церен". И ниже стояла дата - двухгодичной давности.
Олег поперхнулся овощным пюре.
- Два года?! - изумленно воскликнул он и повернулся к брату Арнольду. - Они уже два года, как в разработке?!
- Ты читаешь мою записку? - переспросил брат Арнольд, присматриваясь к лежащим на столе бумагам. - Да, я передал ее мессиру весной позапрошлого года. Но существуют и более поздние документы...
- Так это - твое донесение?! - сообразил Олег. Брат Арнольд заметно вырос в его глазах. - А кто руководил разработкой ордена?
- Тоже я, - брат Арнольд опустил глаза. - Все это есть в документах...
Похоже, подумал Олег, он не слишком преуспел в оперативной работе.
- Хорошо, - сказал он. - Я дочитаю до конца, а потом задам вопросы.
Олег отхлебнул вина из кружки и продолжил чтение.
В конце своей "Записки" брат Арнольд предлагал Церену хитроумный план прощупывания ордена. Он рассуждал предельно просто - для умеющего рассуждать, разумеется. Если орден Молчаливых и впрямь занимается лишь постом и молитвой, пренебрегая столь необходимой в наше время контрразведкой, то агентам Церкви не составит труда выполнить на его территории какое-нибудь специальное задание. Например, организовать потерю лица какому-нибудь иерарху ордена. А если контрразведка все-таки существует, и все агенты Церкви находятся у нее под контролем, то выполнить специальное задание им не удастся. Отдача такого приказа вызовет несколько иные последствия. И по тому, какими они окажутся, можно будет судить о могуществе Молчаливых.
Олег поднял глаза от листа бумаги и усмехнулся. Если б я взялся судить о могуществе Молчаливых, мне пришлось бы признать их богами. По крайней мере, захватить трех резидентов Содружества для них - дело нескольких часов. Интересно, что они сделали с агентами Церкви?
Олег взял следующий лист и принялся читать дальше.
Своей резолюцией Церен полностью одобрил план Арнольда. Двум агентам - из соображений секретности в отчете отсутствовали даже их позывные - было поручено организовать грехопадение мессиру Игнару, посвятителю Дагсбургскому и Вернскому, попечителю монастыря Святого Жюстина. В случае успеха этого предприятия место изгнанного мессира должен был занять человек, "благосклонно относящийся к Церкви" - очевидно, еще один агент. В этом случае, полагал брат Арнольд, дело Молчаливых можно было бы отправить в архив.
Агенты получили задание и приступили к его исполнению.
Подготовка грехопадения - а в ордене этим словом именовались проступки столь своеобразные, что непосвященный вроде Олега даже не понял бы, что в них, собственно, греховного, - заняла у агентов целый год. Олег даже присвистнул, взглянув на дату следующего документа.
Текст его был краток: "Все готово. Приступаем". И чуть ниже, крупно, словно наспех - "Уже два дня никаких известий; возможно, чума?".
- Какая еще чума?! - мысленно поинтересовался Олег.
- Местная, - кратко ответил компьютер. - Легочное вирусное заболевание; регулярные сезонные эпидемии. Смертность не превышает трех процентов, заболеваемость - сорока. В прошлом году эпидемия в Дэчелоре случилась на три месяца раньше обычного срока - в июне, а не в сентябре.
- И часто случается такой перенос сроков?
- За известный мне период - это первый случай.
- Это что же, - предположил Олег, ежась от внезапного холода, - они ее специально вызвали?!
- Маловероятно, - возразил комп. - Местная чума передается исключительно капельным путем, от человека к человеку. Чтобы ее вызвать, нужны десятки больных, которые появляются лишь при сезонном ослаблении иммунитета. Данный вирус не годится на роль биологического оружия.
- А ослабление иммунитета? - тут же сообразил Олег. - Его можно вызвать искусственно?!
Ну разумеется, можно, подумал он. Если у тебя уже есть ключи от нашей штаб-квартиры.
- Можно, - согласился комп. - И весьма многими способами. Пожалуй, я проанализирую информацию по июню прошлого года...
Комп отключился, и Олег вернулся к изучению документов.
Как он и предполагал, оба агента Церкви оказались в числе злополучных трех процентов. Июньская чума была воспринята как конец света, и по всему Дэчелору начались волнения. Церену, по всей видимости, стало не до операции - Олег обнаружил несколько пометок "Отложить", "Позже" и даже "В архив". Кроме того, потеря двух агентов лишила брата Арнольда всякой возможности следить за событиями в ордене; при всем желании что-то сделать ему пришлось ждать, когда новые шпионы протиснутся сквозь сито отбора послушников и после осеннего посвящения будут допущены в стены монастыря.
"Не в силах человеческих призвать на землю болезнь, посылаемую господом", - прочел Олег на следующей странице. "И все же слуга Церкви обязан искоренить сомнения. Повторить!" - гласил приказ Церена, датированный маем текущего года.
А дальше начиналось собственно донесение.
"Эмнезир прекрасно осведомлен о случившемся этим летом, - писал Церен. - Разговор агента и связного был случайно услышан одним из Молчаливых; оба были переданы в руки светской власти с обвинениями в преступных намерениях. Глава ордена Молчаливых Гофор обратился к королю с просьбой об аудиенции, и был принят. Расследование велось с должным рвением, и после недолгих пыток агенты во всем признались. Дворяне и простолюдины получили еще один повод обвинять Церковь в причастности к мирским делам; несколько человек были убиты как "шпионы Церкви". Я признаю свою вину и с радостью приму любое наказание. Все, чего я хочу - чтобы эмнезир знал причины, толкнувшие меня на этот шаг. Все случившееся слишком напоминает "иные последствия", упомянутые в "Записке"; сейчас я уже не могу считать все это простым совпадением. Молчаливые неподвластны нашему влиянию, и, что самое неприятное, мы не знаем даже предполагаемых границ их возможностей. Я спешу сообщить об этом, поскольку противник, мгновенно разоблачающий самых искусных агентов и даже насылающий болезни, угрожает не просто нашим планам, а самому существованию Высокой Церкви".
Мда-с, хмыкнул Олег, откладывая бумаги. Интересно, знал ли Коннер, в какое осиное гнездо сует свой любопытный нос? Обряды в ордене, видите ли, интересные... да этот орден не этнографам изучать, а криминологам, да притом с боевыми полномочиями!
Олег дотянулся до кружки и не спеша допил вино.
- Ты закончил свой ужин? - осведомился брат Арнольд.
- Как видишь, - Олег со стуком поставил кружку обратно на стол. - Не каждый день приходится читать такое!
- И не каждый день - писать, - кивнул брат Арнольд. - Я думаю, у тебя появились вопросы.
Олег пожал плечами. Разумеется, подумал он, но вряд ли на них найдутся ответы. Прочитанное мало что проясняло в главном: что же, собственно, происходит в монастыре святого Жюстина?
Хитроумный план компьютера сорвался на первом же ходе. Высокая Церковь знала об ордене едва ли не меньше, чем растяпы-резиденты, а помощь ее агентов могла обернуться мгновенным провалом. Опять все самому делать, вздохнул Олег, и задал первый вопрос:
- Что еще ты знаешь о Молчаливых?
- Немногим больше других, - ответил брат Арнольд. - Это древний орден, основанный еще святым Германом. Его монастыри разбросаны по всей Энее, всего их насчитывается сто сорок шесть. В отличие от других орденов, Молчаливые практикуют очень сложную подготовку своих послушников, посвященных и рыцарей - знаменитые девяносто девять ступеней.
- Ты присутствовал на каких-нибудь ритуалах ордена?
- Дважды, на ритуале первичного посвящения. - Брат Арнольд присел обратно на кровать, подпер голову руками и прикрыл глаза. - Раз в год двери всех монастырей Ордена открываются, чтобы принять ищущих истину - так в ордене называют новичков, не прошедших ни одной ступени. На широких площадях - такие есть в центре любого монастыря, все они похожи друг на друга, - проводится ритуал первой ступени, или первичного посвящения. Ищущие истину становятся на колени, и от рассвета до заката созерцают огромный черный шар высотой в два человеческих роста, расположенный в центре площади. Все это время надлежит провести в одной и той же позе, на одном и том же месте. После захода посвященные высших ступеней отмечают тех оставшихся, кто, по их мнению, оказался достоин, и провожают прочих за стены монастыря. Я ни разу не смог досидеть до заката, - вздохнул брат Арнольд.
А вот Коннер смог, сообразил Олег. Ох и собачья работа у этнографов!
- А как насчет других ритуалов? - поинтересовался он. - Или на них допускают только посвященных?
- Устав ордена гласит, что истина не терпит суеты, - ответил брат Арнольд. - В стены монастырей допускаются только члены ордена. Первичное посвящение - единственное исключение, и оно делается раз в год.
- А если я попробую проникнуть в монастырь тайно? - усмехнулся Олег. - Ну, скажем, с целью прицениться к тамошним винам?
- Ты окажешься во Внешнем Доме монастыря, - ответил Арнольд. - Там содержатся до выдачи королю те безумцы, что посягнули на уединение Молчаливых. Я допрашивал нескольких воров, пытавшихся сделать это. Едва они проникали за стены монастыря, как попадали в руки караульных. Один из них попробовал оказать сопротивление, но не успел даже вытащить кинжал.
Неплохо, подумал Олег. А вот Савиных удалось аж до подвала дойти. Правда, в десантном костюме.
- А как насчет штурма? - поинтересовался он для очистки совести. - Наверняка в смутные годы монастыри ордена подвергались захвату и разграблению?
Брат Арнольд пожал плечами.
- Последний раз это произошло лет в Апсоре, лет десять назад. Монастыри ордена - нелегкая добыча. Посвященные сражаются до последнего человека, а сокровищницы оказываются пустыми. И потом, существует поверье, что напавший на Молчаливых теряет свою удачу.
- Ну хорошо, - Олег понемногу увлекся разговором. - А как насчет Глаз Государевых? Что, если кто-то из Молчаливых совершит преступление и укроется в монастыре?
Брат Арнольд покачал головой:
- Если кто-то из Молчаливых совершает в миру нечто противозаконное, он тут же сам попадает во Внешний Дом. Но это происходит достаточно редко. Выход за пределы монастыря дозволяется лишь посвященным, то есть членам ордена, достигшим тридцать третьей ступени посвящения. Им нет нужды совершать преступления.
- То есть?! - не понял Олег. - Что значит - нет нужды?
- Послушник, вступая в орден, передает ордену управление всем своим имуществом, - терпеливо пояснил брат Арнольд. - Тридцать третьей ступени достигает лишь один из двадцати членов ордена. Любой Молчаливый в миру слишком могуществен и слишком занят делами, чтобы тратить свое время на преступления.
Олег припомнил справку компьютера - существует на средства обращенных, привлекает обеспеченные слои населения... То есть, пока они там на черный шар смотрят, посвященные наводят справки о благосостоянии кандидатов? А почему бы и нет? Вон сколько монастырей понастроили!
- Так как же нам до них добраться? - подвел он итог дискуссии. - Записаться в послушники?
Брат Арнольд развел руками:
- Тридцать третья ступень - это по меньшей мере пять лет в стенах монастыря. Через пять лет даже ты, брат посланник, можешь забыть, зачем ты пришел в монастырь. А до посвящения тебе вряд ли удастся узнать хоть что-нибудь, кроме рациона в столовой и распорядка хозяйственных работ.
Олег понял, что брат Арнольд говорит правду. Должно быть, не один десяток агентов Церкви уже прошел этот путь.
- Есть другой способ, - сказал брат Арнольд и выжидающе посмотрел на Олега.
- Какой же? - встрепенулся Олег. - Рассказывай!
- Весь уклад жизни Молчаливых показывает, что им есть что скрывать, - начал брат Арнольд. - После всего произошедшего не приходится сомневаться в их силе; более того, их могущество превышает могущество самой Церкви. Но как бы они ни были сильны, они не всесильны. - Брат Арнольд сделал паузу. - Принц Леон до сих пор только принц; Молчаливые - до сих пор только орден. Эмнезир может отдать приказ, и ему подчиняться миллионы верующих во всех странах Энеи - Гофор же может повелевать лишь узким кругом посвященных. А раз Молчаливые не всесильны, значит, им нужны союзники, - закончил Арнольд и поднял указательный палец.
- Ну разумеется, - усмехнулся Олег. - Одного они уже нашли...
- Принц Леон никогда не будет королем Дэчелора, - возразил брат Арнольд. - Он слишком бездарен, чтобы завоевать поддержку знати, и слишком мягкотел, чтобы ее запугать. Именно поэтому король до сих пор позволяет принцу оставаться в живых. Нет, принц Леон - совсем не тот союзник, что нужен Молчаливым!
- Претендентов на трон не так уж и много, - возразил Олег.
Арнольд сделал протестующий жест:
- Сорок лет назад престол едва не занял Дюмеран, а ведь он был всего лишь графом! Прадед нынешнего короля был герцогом самой удаленной провинции. Дело не в происхождении, а в искусстве борьбы. Ни Леон, ни Анри не сильны в борьбе за власть, но короля поддерживает Церен и Альмарис, а сладить со всеми тремя не под силу никому в Дэчелоре. Шансы Леона ничтожны, но другой претендент не проживет и дня, стоит ему заикнуться о троне! Поэтому Молчаливые и устраивают все эти бессмысленные мятежи. У них просто нет другого выхода. - Арнольд замолчал и многозначительно посмотрел на Олега. - Но что, если такой выход появиться?!
- И что это за выход?
- Что, если предложить Молчаливым союз?
Олег несколько раз моргнул.
- Союз с кем? И против кого?
- С нами, с Высокой Церковью. И против Альмариса, разумеется. Не можем же мы открыто выступить против короля!
- И что даст Молчаливым такой союз?
- Он позволит Леону победить. Все очень просто - если Церковь под любым предлогом выступит против Альмариса, король лишится сразу двух союзников и скоро падет. Мы получим возможность делить власть с Молчаливыми, а не с Альмарисом, что, на мой личный взгляд, куда предпочтительнее; ну а Молчаливые получают своего короля!
- После чего обращаются против недавних союзников, - усмехнулся Олег. - Рискованная игра.
- Как знать, - пожал плечами брат Арнольд. - Все зависит от того, каковы их настоящие цели. Но чтобы узнать их, сначала нужно вступить в переговоры.
- Переговоры? - заинтересовался Олег. - А это возможно?
- Почему нет?
- Разве Молчаливые ведут переговоры?
- По крайней мере, - рассудительно заметил брат Арнольд, - с принцем Леоном они как-то сговорились. Кроме того, они вели переговоры с королем Жеаном о земельных владениях ордена, с советом князей Бреннии о вольности монастырских поселений, участвовали во Вселенском соборе... Тот же Дюмеран две недели стоял лагерем около монастыря святого Георга, и есть свидетельства очевидцев, что Молчаливые неоднократно посещали его шатер. С Молчаливыми, находящимися в миру, встретиться очень просто; остается лишь убедить их, что нам есть, что сказать.
- А нам есть что сказать? - спросил Олег.
Арнольд развел руками:
- Тебе лучше знать, брат посланник.
Олег молча кивнул. Было бы излишним ожидать от брата Арнольда решения всех проблем. И все же комп оказался прав - помощь Церкви в этом деле пришлась весьма кстати. А предмет для переговоров мы найдем; есть Церен, есть комп, в крайнем случае, можно и самому подумать...
- Благодарю тебя, брат Арнольд, - сказал Олег, вставая и слегка наклоняя голову. - Я поговорю с мессиром обо всем, что здесь было сказано.
Брат Арнольд тоже встал, молча собрал на поднос посуду и вышел из кельи. Уже в коридоре он остановился, быстро огляделся по сторонам и повернулся к Олегу.
- Будь осторожен, брат посланник, - еле слышно прошептал он. - Не только у Церкви есть шпионы.
Олег раскрыл рот, ошарашенный этим неожиданным заявлением, но так и не нашел, что ответить. Брат Арнольд повернулся и медленно двинулся прочь по темному коридору.
Пожав плечами, Олег закрыл дверь и мысленно обратился к компьютеру:
- Эй, комп! Есть что-нибудь новенькое?
- Он прав, - мгновенно отозвался компьютер. - Если Молчаливые ведут активную внешнюю деятельность, то Церковь должна находиться под их пристальным вниманием. А после всего случившегося - и под особым контролем. Скорее всего, они уже знают о твоем появлении. Теперь ты понимаешь, почему так важно было подобрать тебе хорошую легенду?
- Они примут меня за Дю Марте? - сообразил Олег. - Вот уж радости-то! Того и гляди, проснусь с ножом в пузе! А что там насчет эпидемии?
- Недостаточно данных, - недовольно ответил комп. - Эпидемия может быть вызвана искусственно, если задаться такой целью и знать, что делать. Достаточно всего тридцати больных, размещенных в местах скопления народа. Больных можно получить, ослабив иммунитет у нескольких сотен людей и подождав рецидива прошлогодней болезни. Но чтобы все это сделать, нужно иметь соответствующие знания!
- Насколько вероятно, что Молчаливые их имеют?
- Смертность в монастырях ордена не отличается от смертности в окружающих странах. Но если такие знания появились недавно, статистика - не доказательство. Я же говорю - недостаточно данных!
- А какова вероятность утечки информации из штаб-квартиры? - поинтересовался Олег. После перешедшего на сторону повстанцев гравилета это казалось самым простым объяснением.
- В последние дни - сто процентов. Но эпидемия случилась больше года назад!
- Шпион среди резидентов? Или стажеров? - предположил Олег, и тут же сам понял, что заговаривается.
Комп не удостоил его ответом.
Ну ладно, решил Олег. На сегодня хватит - компромат на Молчаливых собран, сейчас я хорошенько высплюсь, а утром вывалю все Церену и прикажу начать переговоры.
Он быстро разделся и лег, с удовльствием расслабляясь после долгого дня.
Едва слышный скрип двери прервал сон. Олег приоткрыл глаза - темно, как в могиле, - потом прислушался. Его правая рука неслышно скользнула к изголовью, сжав заранее приготовленный кинжал... Что за черт? Кем приготовленный?!
Сон как рукой сняло. Олегу показалось, что он слышит стук собственного сердца.
Шпион, подумал Дю Марте. Ах вот оно в чем дело, сообразил Олег. Психомаска вняла предостережению брата Арнольда! Ну что ж, тогда я не завидую тому типу, что стоит у двери. А кто же там, кстати, стоит?
В приоткрытом дверном проеме маячил неясный силуэт. Кем бы ни был ночной визитер, он явно не намеревался набрасываться на Олега с ножом. Просто стоял на пороге, переминаясь с ноги на ногу и не делая попыток войти внутрь. Олег почувствовал, что может спокойно закрыть глаза и спать дальше - этот человек не опасен. Должно быть, Церен послал кого-то из монахов охранять меня от шпионов, решил Олег. Будем спать дальше...
Внезапно он одним прыжком оказался у двери и приставил кинжал к груди незнакомца:
- Тихо! Не шевелись!
Дю Марте, понял Олег. Психомаска не дремлет!
- Медленно, осторожно - в комнату! - приказал Дю Марте.
Его левая рука быстро пробежала вдоль тела незваного гостя, разыскивая оружие. Не обнаружив ничего похожего, Дю Марте резко рванул пришельца на себя, от чего тот споткнулся и упал на кровать. Олег щелкнул огнивом, вмиг раздул искры и запалил свечу.
На кровати валялся щуплый монах, перепуганный до полусмерти. Его выпученные глаза с ужасом следили за действиями Олега.
Ну и психомаска мне попалась, подумал Олег. Лишь бы кинжалом помахать.
- Что ты тут делал? - грозно спросил он у монаха.
- Я послан мессиром, - выдавил монах. - Он хочет видеть тебя как можно быстрее!
- Вот как? - Олег покачал головой. Слишком легко проверяется, чтобы быть ложью. А с другой стороны, чего не скажешь с перепугу?! - Почему же ты не позвал меня, а тихо, как вор, раскрыл дверь и принялся высматривать меня в темноте? Ты что, хотел напасть на меня с ножом?
- Я безоружен! - дрожащим голосом возразил монах. - Я только на миг замер, перед тем как нарушить твой сон! А дверь отворилась сама, едва я подошел к келье!
- Значит, мессир хочет меня видеть? - пробормотал Олег, удовлетворившись этим объяснением. - Который теперь час?
- Остался час до рассвета. Еще немного, и тебя все равно разбудил бы утренний звон...
- Успокойся, - сказал Олег, пряча кинжал. - Я не убиваю людей только за то, что они будят меня среди ночи. - Он понял, что доспать не получится, и принялся одеваться. - Зачем я понадобился мессиру?
- Он закончил неотложные дела и хочет поговорить о доставленном тобой сообщении.
- О сообщении? - удивился Олег.
- Да, о сообщении, - подтвердил монах, поднимаясь с кровати. - Пойдем, мессир не любит ждать.
Он проскользнул в коридор и зашагал впереди Олега, показывая путь.
Когда они вошли в кабинет Церена, Олегу показалось, что тот никуда не выходил. Мессир все так же восседал за столом, заваленным бумагами, и размышлял, скрестив руки на груди.
- Ты звал меня, брат Церен? - спросил Олег, останавливаясь в дверях так, чтобы приведший его монах был вынужден задержаться в кабинете.
- Да, я послал брата Чака разбудить тебя.
Брат Чак обменялся взглядами с Цереном, склонил голову и двинулся к выходу. Олег посторонился, пропуская его, а потом подошел к столу.
- Я позвал тебя, - продолжил Церен, - чтобы попросить об одной услуге.
- Услуге?! - только и сказал Олег, хлопая глазами. Слышать такое от главы дэчелорской церкви было по меньшей мере странно.
- Мои слуги, - вполголоса проговорил Церен, наклонясь вперед, как будто сказанное им предназначалось только Дю Марте, - простые монахи, не искушенные в светских делах. Я слишком доверял Альмарису, эта хитрая лиса всегда с готовностью приходил на помощь, когда Церковь нуждалась в очищении мира от скверны. Этим утром ты - единственный дворянин в полудне пути от Дагсбурга, которому я могу довериться в этом деле.
- Речь идет о Пауле? - Олег наконец вспомнил содержание своего донесения. Неужели Церен за неполную ночь разыскал горе-принца?!
- Взгляни, - Церен вытащил из вороха бумаг короткую записку и протянул ее Олегу. - Думаю, ты все поймешь сам.
Олег взял серый клочок бумаги и прочитал:
"Довожу до сведения мессира, что третьего дня в доходном доме "Огненная гора" остановились двое постояльцев. Хозяину они представились купцами из Гишгарии, но разговор выдает в них уроженцев западных равнин Энефарта. Один из них - юноша с аристократическими манерами, другой - наемник, необычайной силы и ловкости. Северный Глаз".
- Ты думаешь, это он? - спросил Олег, возвращая записку.
- Этой ночью мой человек был там и убедился. - Церен откинулся в кресле и скрестил руки на груди. - Это он - его рост, его лицо, его голос.
- Они не спали?
- Они держали совет, - кивнул Церен. - Наемник почувствовал слежку, и сегодня с рассветом они покидают Дагсбург.
Олегу пожал было плечами, но Дю Марте тут же перехватил инициативу:
- Они не должны уйти одни! Но, дьявол, я не могу...
- Я знаю, брат Альберт, - успокаивающе перебил его Церен. - Твое дело - Молчаливые. И все, о чем я осмеливаюсь просить - это краткий визит в известное тебе место с целью защитить нашего гостя от возможного нападения врагов.
Олег снова ничего не понял, а Дю Марте, напротив, с энтузиазмом подхватил:
- "Случайный спаситель"?! Ты думаешь, это может сработать?
- Пауль молод, - ответил Церен, - он поверит. Если ты действительно тот брат Альберт, о котором я кое-что слышал.
Дю Марте сжал губы.
- Мне придется получить ранение, - мрачно произнес он. - Еще раз спрашиваю, брат Церен - ты уверен, что это лучшее, что мы можем сделать?
- Брат мой, - Церен вновь наклонился вперед, - я работал всю ночь. У меня нет никого, кто смог бы сравниться с личным посланником эмнезира.
- Эмнезир вряд ли будет в восторге, узнав об этом, - заметил Дю Марте.
- Он уже знает об этом, - вздохнул Церен. - Все шесть последних лет я посылал ему донесения о слабости нашего светского окружения...
Ну и бардак, подумал Олег. Точно как в нашей резидентуре.
- Моя шпага принадлежит Церкви, - произнес Дю Марте ритуальную фразу. Олег понял, что его психомаска приняла решение, и теперь готова сложить голову во славу эмнезира и его политических интриг. - Я сделаю все, что потребуется.
- Благодарю тебя, брат, - Церен приподнялся в кресле и слегка поклонился. Потом он протянул руку и дернул за шнур красного цвета. - Брат Бенедикт уже получил приказ и сделает все, что ты прикажешь.
- А как насчет... врагов? - поинтересовался Дю Марте.
- Их пятеро, - ответил Церен, - и они вызвались добровольно. Убивай без колебаний, как и следует во имя господа.
- Аминь, - ответил Олег за Дю Марте. Теперь, когда с приключениями психомаски все стало ясно, он решил уделить внимание и собственному делу. - А сейчас, брат Церен, я хочу высказать волю эмнезира относительно Молчаливых.
- Я слушаю тебя, брат посланник.
- Молчаливые могущественны и коварны, - сказал Олег, нисколько не кривя душой, - Церковь до сих пор не знает пределов их возможностям. Мы должны узнать больше любой ценой; и чтобы сделать это, ты известишь генерала ордена Гофора об интересе Церкви к союзу против Альмариса.
Глаза Церена расширились.
- Такова воля эмнезира?! - спросил он.
- Такова воля эмнезира, - подтвердил Олег.
- Если Гофор согласится, - спросил Церен, и по его интонациям Олег понял, что услышанное не было для мессира неожиданностью, - ты сам поведешь переговоры?
- Именно так, брат Церен, - ответил Олег. - Он должен знать, что это - позиция всей Церкви, до последнего ее служителя.
- Все будет сделано, брат посланник, - Церен склонил голову и замолчал на несколько секунд. Олег понял, что этот жест означает подчинение - Церен признавал Дю Марте за главного и тем самым слагал с себя ответственность за последствия.
Дверь едва слышно отворилась, и в комнату просочился плотный круглолицый монах. Он остановился в двух шагах от Олега и молча посмотрел на Церена.
- Брат Бенедикт, - сказал тот, указывая на Олега глазами, - брат Альберт любезно согласился помочь нам в сегодняшнем деле. Он в твоем распоряжении.
Олег увидел еще одну склоненную голову.
Потом брат Бенедикт снова взглянул Олегу в лицо.
- Что я должен сделать? - спросил Олег.
- Пойдем, - ответил брат Бенедикт. - Время не ждет, я расскажу обо всем по дороге.
Олег поклонился Церену и вышел из кабинета.
Брат Бенедикт начал говорить еще в приемной, и к моменту, когда они с Олегом вышли через потайную дверь в черноту дагсбургской ночи, успел трижды проинструктировать Олега - одними и теми же словами.
Они вынырнули из грязного переулка на мощеную улицу и быстрым шагом направились к условленному месту.
- Сколько человек нападет на Пауля? - спросил Олег, затягивая ремень и поправляя шпагу.
- Пятеро. С меньшим числом они справятся и сами.
Пятеро, подумал Олег. Как раз столько, сколько еще может одолеть в одиночку хорошо подготовленный боец. Да и то в закрытом помещении.
Олега потихоньку пробирала дрожь. Похоже, драться придется по-настоящему. И ведь не откажешься - на месте Дю Марте я бы тоже рвался в бой, чтобы отличиться! Удружил комп с легендой, вот уж спасибо!
- Пожалуйста, - произнес в голове недовольный голос. - Нам нужно поговорить.
- Так ты же уже говоришь, - отозвался Олег и только тут понял, что комп настроен весьма серьезно. - Что случилось?!
- Тебя засекли.
Олег споткнулся на ровном месте.
- Кто?!
- Монах, который привел тебя к Церену, сразу же после этого покинул здание и спешно направился за внешнюю стену. Более того, перед тем как ты проснулся, он около десяти минут стоял перед открытой дверью...
- Зачем?!
- ... подняв руки над головой, - закончил компьютер. - Анализ его позы дает очень высокую вероятность...
Олег уже и сам вспомнил, кто в Дэчелоре любит поднимать руки.
- Он что, из Молчаливых?!
- Вероятность - девяносто четыре процента, - подтвердил комп. - Но это еще не все. В течение десяти минут ты спокойно спал в присутствии потенциального противника.
- Ну, я же только учусь...
- Я изучил твое досье, - перебил комп. - Обычно ты просыпаешься в течение секунды при любом изменении окружающей обстановки. В течение трех лет снятия телеметрии не зафиксировано ни одного случая, когда бы этот навык не сработал.
Олег задумался. Действительно, я чувствовал себя совершенно спокойно. Монах же и впрямь не слишком торопился, хотя потом заявил, что Церен не любит ждать. Черт, что же он делал в эти десять минут?!
- Слушай, а он меня часом не загипнотизировал?! - предположил Олег.
- За десять минут он не произнес ни одного слова, - возразил комп. - Его дыхание не было синхронизировано с твоим. И, наконец, он практически не шевелился. В моем банке данных отсутствуют успешные случаи гипноза при таких граничных условиях.
- Тогда почему же я сразу не проснулся?! - резонно заметил Олег.
- Недостаточно данных, - ответил комп любимой отговоркой. - Тем не менее, у меня есть основания предполагать, что за эти десять минут монах узнал нечто такое, что счел нужным немедленно сообщить своему руководству. В настоящее время он находится на дороге, ведущей к монастырю святого Жюстина.
- Засекли, - констатировал Олег. - Черт, что же теперь делать?!
- Для начала, - бесстрастно посоветовал комп, - сообщи мне свое рабочее заключение.
Олег покрылся холодным потом. Рабочее заключение оставлялось в памяти компьютера только в случае непосредственной угрозы жизни или рассудку агента. А я-то, дурак, считал себя в безопасности...
- А что со мной может случиться?! - поинтересовался Олег, хотя сам прекрасно знал, что.
- Ты можешь исчезнуть со связи, как и прочие сотрудники Службы, - ответил комп. - В этом случае я буду вынужден объявить режим чрезвычайного положения и ввести в действие поисково-спасательную систему "Рой".
Олег втянул голову в плечи, словно миллиарды биомеханических насекомых уже заполнили воздух Пингара.
- Но это же...
- Да, это провал дипломатической миссии, - согласился комп. - Но инструкции не оставляют мне другого выхода.
Олег сделал глубокий вдох и ускорил шаг, догоняя ушедшего вперед брата Бенедикта. Постараемся не исчезать со связи, подумал он. В конце концов, страж-птица на что?!
- Хорошо, - передал он компьютеру. - Записывай. Первое: во всем виноваты Молчаливые. Второе: главная цель Молчаливых - господство в Дэчелоре, а возможно, и во всей Энее. Захват наших сотрудников и штаб-квартиры совершен ими в качестве вспомогательной операции. Третье: в ближайшее время я лично пойду на прямой контакт с руководством ордена, действуя в рамках легенды. Как посланника Высокой Церкви, меня будет крайне интересовать гравилет, действия которого зафиксированы независимыми источниками. Через персонал ордена, обслуживающий гравилет, я предполагаю выйти на похищенных сотрудников. При этом предусматривается использование специальной техники. Четвертое: Молчаливые воздействуют на других людей непонятным пока способом, которому я присваиваю рабочее название "руки вверх".
- Записано, - проинформировал комп, никак не отреагировав на шутку. Олег понял, что ситуация действительно критическая. - В свою очередь, настоятельно рекомендую осуществить первый контакт с Молчаливыми на открытом воздухе, с целью обеспечить максимальный контроль над происходящим.
- Принято, - ответил Олег. - А сейчас закончим, вон уже "Огненная гора" впереди показалась.
Не заметить доходный дом или усомниться в его названии было попросту невозможно. Несколько десятков фонарей горели на его фасаде, освещая огромную картину с изображением огнедышащего вулкана. Вывеску несли на себе два ярко-желтых потока лавы, а сама она сияла в темноте отраженным светом до блеска начищенной меди. Роскошь фасада недвусмысленно свидетельствовала о низком пошибе заведения.
Брат Бенедикт наконец остановился.
- Принц там же, где и прежде, - сказал он вполголоса. - Я видел сигнал. Еще раз повтори, как все произойдет.
Олег кивнул в знак согласия.
- Я врываюсь в гостиную, - начал он, - требую выдать негодяя, оскорбившего меня на этом перекрестке, вижу тень, мелькнувшую на втором этаже, бросаюсь вверх по лестнице, поворачиваю направо и сталкиваюсь с первым противником, который бросается на меня с ножом. Убиваю его, вижу, как остальные четверо ломают дверь, выясняю, какого черта они тут делают и вступаю в бой с двумя. Остальные нападают на принца и его спутника, я убиваю своих противников, спешу на помощь, помогаю брату Жерару остаться в живых, чтобы его допросить. После этого продолжаю выяснять, где мой обидчик, и действую по обстановке.
Для дикого средневековья сойдет, мысленно прокомментировал Олег. Судя по нашей дуэли с Денло, здесь ссоры вспыхивают круглые сутки.
- Ступай, и да пребудет с тобой Господь, - сказал брат Бенедикт, сложив ладони и склонив голову. - Я буду в двух кварталах отсюда, в маленькой часовне.
Олег еще раз кивнул и быстро зашагал по направлению к "Огненной горе". Метров за тридцать от нее он выкрикнул несколько оскорблений и бросился вперед, выхватывая шпагу. Парадная дверь была заперта, но в ответ на первый же громовой удар рукоятью шпаги в ней открылось смотровое окошко, и в нем показалось заспанное лицо привратника:
- Что угодно господину? - уныло спросил он.
- Открывай! - взревел Олег, а точнее, уже Дю Марте. - Я видел, как он вошел в эти двери!
- Кто вошел?! - переспросил привратник, однако дверь отворил. Видимо, связываться с вооруженными дворянами в этом мире никому не хотелось.
Дю Марте распахнул дверь, сбив привратника с ног, и ворвался в гостиную, лихорадочно вертя головой.
- Где этот негодяй?! - закричал он секунду спустя, убедившись, что вокруг никого нет. - Без шляпы, в разорванном плаще, с отвратительной усмешкой на длинном лице? Отвечай!
Он без малейших колебаний угостил привратника увесистым пинком.
- Сюда никто не входил! - заголосил привратник, закрывая лицо руками и не делая даже попытки подняться.
- Вот как?! - усмехнулся Дю Марте и снова взглянул на верхнюю площадку лестницы.
Олег понял, что смотрит туда уже третий раз. Обещанной тени не было.
Уже чувствуя неладное, он оттолкнул продолжавшего хныкать привратника и пулей взлетел по лестнице. Хватило и секунды, чтобы понять - предчувствия не обманули.
Четыре тела лежали на полу, истекая кровью. Пятый статист - судя по размерам, тот самый брат Жерар, - стоял шагах в десяти от Олега, нелепо раскинув руки. Секунду спустя он зашатался и упал навзничь, такой же мертвый, как и четверо его спутников. Из груди его торчала рукоять кинжала.
Олег подобрался и, выставив перед собой шпагу, осторожно перешагнул труп. Из приоткрытой двери в комнату принца раздался чертовски знакомый голос:
- Не беспокойтесь, ваше высочество, теперь вы в полной безопасности!
Денло!
Олег остановился, потрясенный скоростью и бесповоротностью поражения. Врываться к принцу и спасать его во второй раз не имело никакого смысла; хитрый план Церена пошел прахом. Но откуда Денло узнал, что мы здесь затеваем?!
Пожалуй, стоит спросить его об этом!
Олег шагнул вперед и широко распахнул дверь.
- Ба, Денло! Так вы уже всех перебили?! - воскликнул он, едва завидев спину стоящего перед ним человека.
Похоже, меня не ждали, подумал Олег, наблюдая за произведенным эффектом. Денло стремительно отпрыгнул в сторону, уходя с линии удара. Высокий юноша в ночной рубашке вздрогнул и с ужасом посмотрел на Олега. Седовласый гигант, стоявший у окна, коротким движением вытащил кинжал.
- Кто это? - спросил он, с подозрением покосившись на Денло.
Ну, интриган хренов, со злорадством подумал Олег, сейчас я тебе покажу случайного спасителя!
- Простите за опоздание, граф, - громогласно заявил он, не давая Денло опомниться, - к счастью, все обошлось! Принц в наших руках!
- В ваших руках? - спросил принц, с ужасом глядя на Денло. - Вы тоже охотитесь за мной?
- Все подстроено! - сообразил наконец телохранитель принца. Он отбросил бесполезный против шпаги кинжал, и в ту же секунду в каждой руке у него оказалось по изогнутому мечу, которые он ловким движением выхватил из-за спины. - Негодяи! Перед тем, как умереть, облегчите душу, признавшись, кто отдал вам этот приказ!
Бедняга Денло, по-видимому, никак не ожидал такого развития событий. Увидев перед самым носом два обнаженных клинка, он вконец потерял голову и поднял шпагу, пытаясь защититься. Это движение оказалось роковым - телохранитель взревел, как медведь, и набросился на графа. Клинки его сверкали, словно лопасти огромного вентилятора. Олегу хватило одной секунды, чтобы понять - против двух мечей Денло долго не продержится. Знаменитый бретер оказался узким специалистом.
Однако же его вот-вот убьют, понял Олег. Надо что-то делать.
В следующую секунду он понял, что Дю Марте и на этот раз среагировал быстрее. Шпага Олега уперлась в горло принца, а сам он громовым голосом приказал:
- Остановитесь, или он умрет!
Очевидно, его голос прозвучал достаточно громко; противники мигом расступились и с равным ужасом уставились на Олега.
- Что все это значит?! - воскликнул Денло. - Извольте объясниться, шевалье Дю Марте!
- Вложите шпаги в ножны, - скомандовал Дю Марте. - Сейчас я все объясню.
Денло и телохранитель принца нехотя повиновались.
- Все очень просто, ваше высочество, - произнес Олег, отступая от принца на шаг, однако держа шпагу наготове. - Нанимаются пятеро кретинов, которые даже не знают, кого им поручено убить. Как бы случайно появляется дворянин, бросающийся вам на помощь - совершенно бескорыстно, как же иначе. Вы благодарны ему, он называет свое имя, вы знакомитесь, он завоевывает ваше доверие, раз за разом приходя на помощь. И в один прекрасный момент, когда вы колеблетесь с выбором, он дает вам совет - всего лишь совет! - обратиться за помощью к одной из могущественных организаций, будь то Церковь, Орден или Торговый Союз. Пять человек умерло, чтобы завоевать ваше доверие; сколько еще их умрет, пока вы не определитесь с покровителем...
- Зачем вы это говорите? Кто вы такой? - в изумлении воскликнул принц.
- Я - шевалье Дю Марте, - поклонился Олег, - но это имя ничего вам не скажет. Я говорю я это затем, чтобы помешать моему другу, - он кивнул в сторону Денло, - совершить роковую ошибку.
- Какую ошибку? - в один голос спросили принц и Денло.
Олег понятия не имел, какую, но Дю Марте уверенно гнул свое:
- Я осознал тщетность любых попыток склонить вас на чью-либо сторону обманом и насилием. Я полагаю, ваше высочество вполне способно самостоятельно выбрать союзников; единственно только смею заметить - это нужно сделать побыстрее. Вы сами видите, что вам не удастся спрятаться. За вами идет охота, и она рано или поздно увенчается успехом. Постарайтесь успеть первым. Пойдемте, граф, - Олег повернулся к Денло, - нам здесь больше нечего делать!
Положению Денло трудно было позавидовать. Он не только стоял перед лицом явно превосходящего противника, но не мог даже знать, сколько человек привел с собой его злой гений, шевалье Дю Марте. Однако старый интриган сумел взять себя в руки:
- Вы победили, шевалье, - спокойно произнес он, - но эта победа не принесет радости вашим хозяевам. Судьба принца - в руках сил куда более могущественных, чем вы можете себе представить. Сейчас мы уйдем, но это ничего не изменит.
С этими словами он поклонился вконец ошеломленному принцу и выскользнул за дверь.
Олег поспешил следом, коротко кивнув на прощанье будущему королю Энефарта. Этот раунд я выиграл, но что дальше? Какие еще силы стоят за Денло? Уж не Молчаливые ли? И что сейчас лучше сделать - раскручивать эту интригу, ожидая, что Денло выведет меня на своих хозяев, или вернуться к первоначальному плану?
Олег повернул направо, следом за Денло, и нос к носу столкнулся с человеком, держащим над головой странным образом сложенные руки.
Неужели конец, мелькнула короткая мысль.
И все кончилось.
Олег с усилием разлепил веки - только для того, чтобы убедиться в непроглядности окружавшей его темноты. Вот так запросто, поднял руки - и я с копыт долой?!
Да, именно так. Запросто.
Становилась понятна та легкость, с которой Молчаливые вершили свои дела. Дурацкий жест руками мог считаться супер-оружием даже по земным меркам. И что самое обидное, все произошло в помещении; страж-птица ничего толком не зафиксировала.
И что же мне теперь делать?
Однако хоть сколько-нибудь поразмыслить над этим вечным вопросом Олегу не пришлось. Вместе с грохотом отпираемой двери в камеру проник свет. В дверном проеме обозначилась черная фигура, и все тот же знакомый голос приказал:
- Вставайте, Дю Марте. Вас ждут!
- Дьявол, - пробормотал Олег, с некоторым трудом поднимаясь на ноги. Очевидно, он немало часов провалялся без сознания. Проведя руками вдоль тела, Олег отметил исчезновение шпаги и кинжала; но одежда и даже поясной кошелек были на месте. Это вселяло определенные надежды. - Денло, что все это значит? Меня что, дубиной огрели?
- Я предупреждал вас, - холодно ответил Денло. - Но вы не пожелали сменить покровителя.
Он посторонился, давая возможность Олегу выйти из камеры.
- Где я? Куда вы меня ведете? - заговорил тем временем вездесущий Дю Марте.
- Полагаю, что вы легко можете об этом догадаться, брат посланник, - с явной насмешкой ответил Денло. - Радуйтесь уже тому, что мессир Игнар счел преждевременным ваше успокоение.
- Так вы... - Олег запнулся на полуслове. Спокойно, сказал он себе, я же догадался об этом еще в "Огненной горе"! - Вы - шпион ордена?!
- Шевалье, - холодно произнес Денло. - Если вы еще раз посмеете оскорбить меня этим словом, я убью вас на месте, невзирая на запрет мессира.
- Так ваша миссия состояла в том, чтобы прибрать Пауля к рукам? - выпалил Дю Марте, точно и не расслышав угрозы. У Олега мелькнула мысль, что врукопашную сладить с Денло будет достаточно просто - ему же еще шпагу вытаскивать.
- Я думал, вы догадались об этом с самого начала, - в голосе Денло прозвучало удивление. - Какого же черта тогда вы явились в "Огненную гору"?
- У меня были собственные планы, - небрежно заметил Олег.
- Вот именно - были, - возразил Денло. - Сейчас от вас уже ничего не зависит. В следующей жизни я посоветовал бы вам не пренебрегать советами старших.
Олег хотел было возразить, но короткая прогулка по коридорам неведомого замка уже закончилась. Денло распахнул высокую двустворчатую дверь и буквально втолкнул Олега в большую квадратную комнату, в дальнем углу которой прохаживался невысокий лысый монах. Когда он повернулся к вошедшим, Олег разглядел его лицо - безмятежно-спокойное, с едва заметной улыбкой на толстых губах.
- Шевалье Дю Марте, мессир, - доложил Денло, едва заметно склонив голову. Невольно Олег последовал его примеру.
- Вы совершили много ошибок, Дю Марте, - произнес мессир Игнар, становясь к Олегу вполоборота и возобновляя прерванную прогулку вдоль стены. - Вы нарушили дворянский долг, поступив в услужение Церкви, вы служили Богу не душой, а шпагой, вы позволили погрязшим в интригах и забывшем о Господе людям распоряжаться своей судьбой, вы ни разу не попытались задуматься о своей жизни... Сейчас вы вырваны из привычного распорядка пса господня, вы не знаете, сколько времени прошло с того давнего дня, когда вы в последний раз обнажили шпагу во имя Церкви, вы чувствуете, что ваша жизнь подошла к своему завершению, и недоумеваете, отчего ваши враги медлят с вашей казнью; вы удивлены отсутствием повреждений на теле и только сейчас задаетесь вопросом - каким неведомым образом вас, лучшего бойца Энеи, удалось мгновенно лишить сознания и вывезти далеко за пределы Дагсбурга; вы растеряны, вам не на что больше опереться; вы посматриваете на шпагу Денло, размышляя, не закончить ли жизнь в бессмысленной попытке к бегству, лишь бы вырваться из этой затягивающей вас неопределенности... Но вы сдерживаете себя, надеясь услышать в моих словах нечто, что вернет вас к жизни. И эти надежды, - Игнар повернулся лицом к Олегу, - не напрасны!
- Мессир... - выдавил Дю Марте и замолчал, завороженно глядя Игнару в глаза.
- Но на самом деле, - продолжил Игнар, словно не слыша, - вас беспокоит совсем другой вопрос. Кто я, говорящий с вами? Кто мы, те, кого вы знаете под именем Молчаливых? Эти вопросы теснятся в вашей голове, не давая покоя; с каждой минутой все сильнее и сильнее вы понимаете, что никогда уже не выступите перед пославшим вас с отчетом об этой встрече, что никогда уже не вернетесь к прежней жизни, что Церковь отныне для вас - далекое, почти забытое прошлое. Прошло уже слишком много времени, чтобы ваше возвращение имело хоть какой-нибудь смысл; ваша жизнь завершается, и все, что вам остается - это слушать, слушать мой голос, быть может последнее, что вам предстоит услышать на этом свете, слушать, ловя каждое слово, потому что вы не знаете, какое из них откроет вам путь к новой жизни.
Дю Марте взирал на Игнара так, словно впервые увидел проповедника. Ожидавший чего угодно - допроса под пыткой или же просто пытки без всякого допроса - он был до глубины души поражен столь странными речами. Поражен так сильно, что стоял, опустив руки, и не отрываясь следил за движениями мессира Игнара.
Игнар между тем подошел поближе и посмотрел на Дю Марте в упор.
- Вы знаете, что скоро будете мертвы, - сказал он со странной интонацией, сочетающей вопрос и утверждение, - ваши глаза ловят последние лучи света, их становится все меньше, как если бы комната постепенно погружалась во тьму; ваши уши слышат только мой голос, как если бы все вокруг умерло так же, как и вы сами. Ваши руки безвольно висят вдоль тела, ваши глаза закрываются, ваше тело остается внизу, в то время как вы слышите мой голос. Вы готовы отвечать на вопросы, на любые вопросы, но вы не знаете ответов; вы уже забыли, забыли обо всем, что было в прошлой жизни, забыли, кто вы такой... Ваше имя?! - резко спросил Игнар, приблизив свое лицо к лицу Олега.
- А... Э... Не помню! - с неподдельным ужасом воскликнул Дю Марте, и в поле зрения Олега появился белый, украшенный лепниной потолок.
Олег весь был захвачен новым, потрясающим ощущением. Его психомаска, потеряв всякое представление о времени и о пространстве, слышала только Игнара, видела только то, что находилось прямо перед глазами. Она не чувствовала тела, не помнила, как ее зовут; но при этом психомаска полностью захватила контроль над всем существом Олега, расслабив мускулы настолько, что Олег не мог не то что сказать - подумать! - ни одного слова. Сам Олег существовал где-то в самом отдаленном уголке сознания, превратившись в абстрактное чувство "я". Он не мог думать, но все же как-то существовал, испытывая то восхищение от необычного состояния, то страх, что останется в нем навсегда.
- Ты вспомнишь, сын мой, ты обязательно вспомнишь, - мягко произнес Игнар, появляясь на фоне потолка. - Ты вернешься в тишину своей кельи и ты вспомнишь наконец, кто ты такой, вспомнишь, каким ты был всю свою жизнь, вспомнишь себя по-настоящему. Когда ты сделаешь это, ты вернешься сюда, и если будет на то воля Создателя, мы разыщем твое настоящее место в этом мире... Встань и иди, сын мой!
Дю Марте дрогнул и начал медленно подниматься. Мышцы его сокращались и расслаблялись, как бы подрагивая, он двигался точно сомнамбула, но все же двигался. В поле зрения окончательно потемнело, но тело шло само, помня дорогу. Дю Марте погрузился в воспоминания, перед глазами замелькали картинки далекого детства.
Олег не мог даже выругаться; психомаска, погрузившись в транс, полностью завладела всем его существом.
- Ты не ошибся, доставив его сюда, - услышал Олег далекий голос Игнара. - Личный посланник эмнезира - большая редкость...
Стук захлопнувшихся дверей оборвал речь мессира. Олег шагал сквозь темноту, вслед за Дю Марте заново переживая дворянскую юность в затерянном горном замке. Дю Марте грезил наяву, и Олег грезил вместе с ним.
Когда картинки потускнели и начали распадаться, Дю Марте смежил веки, погружаясь в глубокий сон. Несколько секунд Олег пытался восстановить контроль над телом - без малейшего успеха.
Темнота и тишина.
Безвременье.
Олег по-прежнему не мог думать; теперь он перестал также видеть и слышать. Невесомое тело то ли лежало на полу, то ли парило в воздухе. Дю Марте спал мертвым сном, без сновидений; Олег же не мог даже спать.
Наверное, так и выглядит смерть, подумал он.
Подумал?!
Я снова свободен?
- На некоторое время, - пришел из середины головы вкрадчивый голос. - Постороннее воздействие на твой мозг прекратилось, но в любой момент может возобновиться.
- Комп! - Олег охотно подпрыгнул бы от радости, но по-прежнему был парализован. - Так связь работает?!
- Очередная иллюстрация на тему "дуракам везет", - ответил комп со смешком в голосе. - По-видимому, они ловили Дю Марте, а не стажера Соловьева.
- Похоже на то, - согласился Олег, вспомнив детали разговора. Ну конечно же! Денло совсем недавно в Дэчелоре, он попросту не знал, что здесь повязали инопланетных агентов. Вот и гравилет был ему в диковинку... - Кто меня усыпил? - быстро спросил Олег. - Денло? Или кто-то еще?
- Денло, - развеял комп последние сомнения.
- А я еще сомневался, идти ли в "Огненную гору"! Ты хоть понимаешь, как нам повезло?!
- Я рассчитывал на что-то подобное, - спокойно ответил комп, - когда превращал тебя в Дю Марте. А сейчас слушай внимательно и не перебивай, как бы тебе ни хотелось поболтать! Операция еще не закончена. Ты находишься в монастыре уже шестнадцать часов. Все это время я непрерывно анализирую состояние твоего организма с целью выявить способ воздействия Молчаливых на сознание человека.
- Шестнадцать часов?! - мысленно воскликнул Олег. - Да чего ж там анализировать?! Обычный гипноз!
- Я же просил не перебивать, - тихо возразил комп. - Это НЕ обычный гипноз. К моменту, когда ты попал в кабинет Игнара, ты уже двенадцать часов находился в измененном состоянии сознания.
- В беспамятстве, - согласился Олег.
- Если бы, - вздохнул комп. - Что-то похожее на быстрый сон, но двенадцать часов подряд!
Олег задрожал бы от страха, если бы смог.
- Это какая-то ошибка, - сказал он. - Я бы уже с ума сошел или копыта бы откинул. Может быть, коннектор барахлит?
- Барахлит твой организм, - гнул свою линию комп. - Мне не удалось зарегистрировать ни одного воздействия извне; в то же время активность твоего мозга в эти двенадцать часов превышала уровень бодрствования в несколько раз.
- Еще бы! Быстрый сон, все-таки... Но почему никаких последствий?
- Никаких последствий? - издевательски переспросил комп. - Тебе так кажется?
- Все, сдаюсь, - капитулировал Олег. - Так что же со мной происходит?
- Усиленная психическая обработка, - сообщил комп. - Примерно как при записи психомаски. С той разницей, что запись психомаски требует десяти миллионов электродов. Сейчас же эта обработка происходит как бы сама собой.
- Ты уверен, что это воздействие Молчаливых? - спросил Олег.
- А кого же еще? Господа Бога? - в голосе компьютера зазвучали истерические нотки. - Рядом с твоей кельей находится комната, где по меньшей мере четверо монахов несут посменные вахты, стоя с поднятыми руками. Они прекратили это занятие десять минут назад, и в тот же момент состояние твоего организма резко изменилось. Как только они вернутся, наша беседа закончится!
- Так как же, черт побери, они это делают?!
- Не знаю! - компьютер практически кричал. - Ты хоть понимаешь, с чем мы имеем дело?! Воздействие на человека из соседней комнаты, двенадцатичасовой протокол, стопроцентная корреляция - и ни одного физического носителя! Тишина, темнота, радиомолчание, стабильная температура и давление, состав воздуха, запахи...
- Постой, постой, - взмолился Олег. - Ты хочешь сказать, что мы столкнулись с чем-то, не известным нашей науке?!
- Более того, - компьютер никак не желал успокаиваться. - Мы столкнулись с невозможным. Конечно, ты не фундаментал, но даже в Школе тебе могли бы растолковать, что современная модель физических взаимодействий замкнута и не допускает существование всяческой чертовщины!
Олег мысленно пожал плечами. Паника компьютера была ему вполне понятна; существо, способное моделировать в реальном времени целые планеты, не могло не расстроиться, узнав, что модели эти не вполне соответствует действительности. Олег же таких способностей не имел, и ему было без разницы, производится ли внушение электрическим током или же неизвестным науке взаимодействием.
- Ну, хорошо, - сказал он. - Мы столкнулись с невозможным. В Кодексе на это тоже есть статья. Запускай "Рой", и дело с концом.
Разумеется, Олег вовсе не хотел, чтобы все закончилось именно так. Но сейчас он просто не смог удержаться, чтобы не поддразнить компьютер.
- Двойка вам за знание инструкций, - ответил комп. - Феномены такого класса проходят не под графой "уникальные явления, связанные с особенностями конкретной планетной системы", и даже не под графой "явления, необъяснимые в рамках существующей модели Вселенной". Это - явление, несущее прямую угрозу нормальному функционированию Содружества.
Додразнился, подумал Олег.
Угроза Содружеству - это по меньшей мере карантин. А если яйцеголовые не расколупают, в чем тут дело, то и пожизненное. Съездил на стажировочку.
Впрочем, сообразил Олег мгновением спустя, есть одно обстоятельство. Связь-то с Содружеством отсутствует. А значит, компьютер сейчас и есть Содружество. Собственной персоной.
- И что же ты теперь будешь делать? - спросил Олег.
- Как что? - усмехнулся комп. - Паниковать. Чем успешно занимаюсь все эти шестнадцать часов. Я тебя потому и вызвал, что эта задачка мне не по зубам.
Очень мило, подумал Олег. Значит, мне теперь еще и мир спасать. На пару с компьютером-паникером.
- Ну-ка, еще раз, - сказал он, чувствуя нарастающее раздражение. - С чего паниковать-то?! Ну, зателепали меня неизвестным науке образом. Ну, запрещено в таких случаях технический потенциал Содружества обнаруживать. Но при чем тут моя стажировка?! Точнее, - вспомнил он позавчерашний разговор, - моя самостоятельная практика? Какая статья Кодекса запрещает мне довести расследование до конца?
Комп не сразу нашелся, что ответить.
- Причем тут Кодекс, - наконец пробормотал он. - Ты что, не понимаешь, что тебя могут убить в любую секунду, и я ничем не смогу помочь?!
Ах вон оно что, сообразил Олег. Орбитальный бог потерял контроль над ситуацией! Есть из-за чего в панику удариться.
А убить и в самом деле могут, подумал он чуть позже. Остановят дыхание под гипнозом - и привет. Или самому себе шею свернуть заставят. И никакая матрица не спасет, потому что... А почему не спасет, собственно?
- Как это - ничем? - возмутился Олег. - Матрица работает? Коннектор работает? Страж-птица над монастырем кружит? Чего ж тебе еще надо?
- Все это работает только против известных мне воздействий, - раздраженно ответил компьютер. - Мы же столкнулись с чем-то сверхъестественным!
- Не со сверхъестественным, - поправил Олег, - а с обычным гипнотическим воздействием под рабочим названием "руки вверх". Ну, не можешь ты засечь физический носитель; так что с того? Попробуй хотя бы в соседнюю комнату шоковую гранату бросить, а потом уж рассуждай, можешь ты мне помочь или нет!
- А это идея, - спокойно сказал комп. - Странно, как это я упустил из виду...
Он замолк, погрузившись в обдумывание найденной "идеи". Олег почувствовал, что комп вот-вот уйдет со связи.
- Постой, постой, - заторопился он. - Вот тебе еще одна идея! Ты можешь с помощью коннектора хоть что-то подправить у меня в организме? Так, чтобы я хотя бы думать мог, пока они Дю Марте обрабатывают?
- Они возвращаются, - протелепатировал комп. - Чуть попозже!
Ну вот, подумал Олег, о самом главном, как всегда, и не поговорили.
И это была последняя мысль, которую он смог подумать.
Века или минуты спустя Дю Марте открыл глаза.
- Какой же я был дурак, - пробормотал он, поворачиваясь на спину. - Господи, какой же я был дурак!
Олег осознавал мысли своей психомаски, как за несколько часов до этого созерцал ее воспоминания. Дю Марте сжимал кулаки, вспоминая, как ушла в монастырь его любимая девушка, как погиб, сорвавшись со скалы, его друг. Несомненно, здесь не обошлось без происков Церкви! Он скрежетал зубами при мысли о том, что судьба его была решена еще до рождения. Он бил себя по лбу и обзывал кретином - ведь не раз и не два приходили ему мысли, что не дело служителям Господа оттачивать фехтовальное искусство и смешивать смертоносные яды. Но он продолжал исполнять приказы, существуя точно в каком-то кошмарном сне, пока мессир Игнар не открыл ему глаза на истинное положение вещей.
Дю Марте сел на соломенной циновке и помассировал виски. Ему хотелось провалиться сквозь землю от стыда за прожитую жизнь. Денло был прав, думал он со всей искренностью раскаявшегося грешника, я выбрал не того покровителя. Мне нет прощения, я должен умереть. Нет, Игнар говорил, что я уже умер; так значит, я могу надеяться?..
Нет, решил Дю Марте. Мне нет прощения. Я сделаю то, что должен, и хотя бы перед смертью верну себе честь.
Он поднялся на ноги и изо всех сил ударил в дверь.
- Откройте! - закричал он. - Мне немедленно нужно видеть мессира!
Он барабанил в дверь до тех пор, пока в коридоре не раздались шаги.
- Мне нужно сообщить мессиру нечто весьма важное, - на этот раз очень тихо произнес Дю Марте.
- Я все слышал, сын мой, - ответил из-за двери размеренный голос. - Я извещу мессира, и он пришлет за тобой.
Шаги его стихли в дали коридора.
Олег по-прежнему отчаянно - и безуспешно - пытался вернуть себе хотя бы способность думать. Но в сознании метались лишь мысли Дю Марте, лишь его слова висели на кончике языка. Мессир должен знать о последних происках Церкви; Молчаливые на подозрении, вот-вот начнется прощупывание под видом переговоров!
Лишиться мыслей оказалось для Олега куда худшим испытанием, чем он мог себе поначалу представить. Олег буквально задыхался, пойманный чужим сознанием, прямо на глазах становящимся все более самостоятельным. Раньше Олег просто не мог думать; теперь же Дю Марте думал за него. Мысли его крутились в голове, одни и те же, словно навязчивая фраза, от которой никак невозможно избавиться. Олегу довелось один раз пережить нечто подобное, когда он перезанимался перед экзаменом по сравнительной лингвистике и несколько часов провел в полной прострации, безостановочно проговаривая про себя длинные фразы на внеземных языках. В тот раз он взял ситуацию под контроль, сосредоточившись на визуальных образах, пропуская собственные мысли как бы мимо ушей. Сейчас Олег неожиданно для себя обнаружил, что пристально рассматривает серый квадратик окна, забранного плотной решеткой. Рассматривает сам, по собственной воле, в то время как Дю Марте по-прежнему думает свои нехитрые мысли.
Теперь я знаю, в чем сила Молчаливых, думал он, ожидая вызова к мессиру. Она - в Истине. Они открывают глаза, они помогают увидеть правду. И это - страшное оружие против всех, чья сила во лжи и обмане. Церковь никогда не смириться с таким врагом; Молчаливых ждет обвинение в колдовстве, отказ в Чистоте Веры и отлучение. Я, и только я могу этому помешать!
Олег перевел взгляд с левой верхней четвертинки окна на правую нижнюю. В словах это могло бы означать - ох, и кретин. Но возможность управлять хотя бы взглядом наполнила Олега надеждой. Пока сознание Дю Марте было увлечено самовосхвалением, его бессознательные движения - в том числе и взгляд - оказались в распоряжении Олега. Оставалось лишь научиться ими пользоваться, пользоваться тонко и незаметно. И Олег начал учиться, потому что больше заняться было поистине нечем.
Дверь в келью с мягким скрежетом открылась. Два монаха пригласили Дю Марте следовать за собой и повели его знакомыми коридорами. Дю Марте успокаивал себя мыслями о мудрости мессира и готовился к почетной смерти.
- Дю Марте, мессир, - доложил шедший первым монах.
Дю Марте вошел в знакомый кабинет. За последние часы в нем ничего не изменилось. Даже Игнар стоял на том же самом месте, что и в прошлый раз.
- Я вижу, ты многое понял, сын мой, - сказал Игнар тихим, вкрадчивым голосом. - Я слушаю тебя, говори!
Надо рассказать ему все как есть, подумал Дю Марте. С чего начать? С самого начала. Олег отметил, что эти мысли звучали в сознании Дю Марте иначе, чем предыдущие; они были куда более четкими и возникали отдельными словами, в то время как раньше слова наползали одно на другое, следуя непрерывным потоком. Такая разница показалась Олегу забавной, и он выразил свои эмоции, переведя взгляд на стоящий у стола канделябр и слегка прищурив глаза.
- Я - личный посланник эмнезира Коре, - выпалил Дю Марте, начиная с самого начала. - Я был послан, чтобы сообщить Церену о том, что принц Пауль скрывается в Дэчелоре, и что его отец умрет в ближайшие два месяца.
- Я знаю об этом, - кивнул Игнар, - продолжай.
- Но моей главной целью, - воскликнул Дю Марте, делая шаг вперед и заглядывая мессиру в глаза, - было совсем другое! Я ехал в Дагсбург, чтобы приказать Церену вплотную заняться орденом Молчаливых!
- Чем же заинтересовал эмнезира наш скромный орден? - смиренно спросил Игнар.
- Эмнезир не объясняет приказов, - ответил Дю Марте.
Но я же помню, как он давал поручение! Надо рассказать, как было! Мы встретились в его тайном кабинете, и он приказал... Странно, я не помню подробностей...
- Эмнезир ничего не говорил о причинах, - опустив глаза, продолжил Дю Марте. - Но когда я прибыл в Дагсбург, такие причины нашлись!
- Продолжай, - кивнул Игнар. - Ты можешь говорить не спеша, у нас достаточно времени, ибо дела наши праведны.
- У Церена есть советник, брат Арнольд, человек дьявольского ума! - продолжил свой рассказ Дю Марте. - Еще два года назад он заподозрил орден в тайном пособничестве принцу. Поскольку орден никогда не считался могущественным, брат Арнольд предложил Церену проверить, на что способны Молчаливые - заслать шпионов с заданием, могущим серьезно повредить ордену. Шпионы были посланы дважды, прошлой весной и этим летом; обе миссии потерпели неудачу...
Так это были проверки, с удивлением подумал Дю Марте. Олег слегка сдвинул брови - странно, что Дю Марте удивился тому, о чем прекрасно знал раньше. Да, конечно, я же об этом и рассказываю, сообразил и сам Дю Марте.
- Получив сообщения о провале шпионов, брат Арнольд сделал вывод, что орден обладает огромным могуществом, и доложил об этом Церену. Церен написал подробное донесение эмнезиру; скорее всего, он уже отправлено с надежным гонцом. В донесении Церен прямо указывает, что орден угрожает самому существованию Церкви!
Прошло уже более суток, подумал Дю Марте. Я не знаю, какими путями отправлены письма; гонцов дублируют голуби. Перехватить донесение можно, только если оно еще не отправлено. Это возможно, я приказал начать переговоры. Церен мог отложить отсылку до первых результатов.
- Мессир! - воскликнул Дю Марте, вновь сбиваясь на скороговорку. - Я приказал Церену встретиться с Гофором! Он должен предложить союз! Это еще одна ловушка, но если он просил о встрече, донесение еще не отослано! Он предлагал переговоры?
Ах вот оно что, подумал Дю Марте; эта мысль мелькнула на самой переферии его сознания, Олег наверняка пропустил бы ее, будь ему на что отвлекаться. У Олега возникло смутное подозрение, что сам Дю Марте не слышит собственных мыслей. Эти мысли - точнее, фразы внутренней речи, - возникали как-то не так, невпопад, в диссонанс с мысленными картинками и телесными ощущениями. Они произносились в другом темпе, чем фразы самого Дю Марте, словно он думал их по чужой подсказке. Олег заинтересовался различием двух потоков мышления; теперь, когда его самого не ограничивал привычный внутренний диалог, он открывал все новые способы манипулировать собственным восприятием - слышать на выбор голос Гофора или его эхо в сознании Дю Марте, приглушать или, наоборот, подхлестывать владевшее Дю Марте возбуждение, пропускать мимо ушей то один, то другой поток мыслей. Занятие это оказалось настолько интересным, что Олег чуть не прослушал ответ Игнара.
- Церен передал нам просьбу об аудиенции, - кивнул мессир. - Никто из обращающихся к ордену не получает отказа. Аудиенция назначена на послезавтра. Ты полагаешь, что Церен будет медлить с отсылкой донесения?
- Не столь долго... - Дю Марте опустил голову. - Ах, мессир, почему вы так спокойны?! Если эмнезир Коре получит это письмо, Церковь обрушится на орден всей своей мощью!
- Если такова наша судьба, примем ее, сын мой, - мягко ответил Игнар. - Члены нашего ордена никогда не волнуются из-за мирских событий; значение имеет лишь то, что происходит в душе человека. Твои слова говорят мне, что события последних дней сделали тебя неспокойным; сейчас тебе следует отдохнуть. Мы вернемся к нашему разговору, когда я исполню свои сегодняшние обязанности.
- Еще несколько слов! - взмолился Дю Марте.
Игнар благожелательно кивнул.
- Переговоры с Цереном - ловушка! - выпалил Дю Марте и внезапно обнаружил, что сильно устал. Захотелось присесть, а еще лучше - хорошенько выспаться. - Он предложит союз против Альмариса, но это не будет правдой. Я приказал ему это, превысив полномочия; я сослался на эмнезира, но эмнезир еще ничего не знает об ордене. - Зевнув, Дю Марте закончил. - Было бы лучше отвергнуть все предложения Церена, сообщив о них Альмарису...
Игнар и сам догадается, подумал Дю Марте. Не мне учить посвященных! Я сказал достаточно, пора идти отдыхать. Олег отметил, что все эти мысли оказались не-своими, пришедшими извне.
- Простите, мессир, - Дю Марте склонил голову. - Я осмелился давать советы, я забылся. Прошу вас, разрешите мне удалиться.
- Ты прощен, сын мой, - ответил Игнар. - Ступай с миром, в келье тебя ждет хлеб и вода. Ты можешь спать спокойно; судьба твоя решена и находится в надежных руках.
Да, Денло не ошибся, различил Олег не-свои мысли Дю Марте. Они приняли меня, подумал сам Дю Марте, я буду жить; может быть, им пригодятся мои умения. Как я устал, вновь пришла в голову Дю Марте не-своя мысль.
Олег уже без труда отметил, что воспринимает целых два потока не-своих мыслей Дю Марте. Один был размеренным и плавным, накатывающим в такт усталости; другой, еще более отдаленный и слабый, состоял из отдельных фраз, между которыми тянулось молчание; фразы вспыхивали и гасли, словно метеоры на фоне закатного неба. Олег сосредоточился именно на этом потоке, продолжая совершенствоваться в несловесном мышлении.
Дю Марте, обрадованный ласковым приемом, шел обратно, не обращая внимания даже на то, что его по-прежнему сопровождают двое монахов. Олег тщательно отстроился от его внутренней болтовни - Дю Марте уже строил планы относительно своей блистательной карьеры в ордене - и ловил третий поток, оказавшийся весьма интересным.
"Жаль, из него вышел бы хороший шпион... Орден - только для Молчаливых... Церен кладет голову на плаху... Пусть будут наготове".
Восприняв эти несколько фраз, Олег вдруг осознал, что эти мысли вовсе не были произносимыми про себя словами. Они появлялись как ощущение в кисти, как если бы Олег писал на пергаменте гусиным пером. Среди фраз появлялись и незнакомые слова; чужое перо выписывало их так же уверенно, как и соседние, Олег же ничего не мог разобрать. Он понял, что воспринимаемый им поток никоим образом не принадлежит Дю Марте, и удвоил усилия.
"(что-то)... Генерал?.. Зачем ты ведешь этого (что-то)?.. Он может вспомнить еще. Это не опасно, я (что-то)... Не странно ли это совпадение? Именно сейчас, всего через два дня после (что-то)? Когда мы (что-то) небесную машину?.. Ты думаешь, он - оттуда?! Не может быть, я слушал весь день!.. Проверь еще раз, по-настоящему!"
Олег несколько секунд вчувствовался во внезапно расслабившуюся кисть, пока не осознал, что мысли кончились. В сознание вклинились соображения Дю Марте. Скучно, думал личный посланник эмнезира, завтра же попрошусь в дело. А пока - спать!
Дю Марте зевнул и растянулся на циновке, мгновенно расслабившись. В ту же секунду Олег снова стал самим собой.
- Поздравляю, - зазвучал в голове знакомый голос, и Олег удивился, насколько этот голос похож на только что изученные им мыслительные потоки. Странно, Молчаливые используют самые сверхъестественные способы воздействия, а результаты не отличить от обычной работы коннектора! - Они тебя заподозрили. Игнар следует в соседнюю комнату, и довольно поспешно.
- Гофор приказал ему проверить, не пришелец ли я, - доложил Олег о результатах подслушивания. - Кстати, ты воспринял их разговор?
- Какой еще разговор?
Олег на миг задумался. Действительно, какой разговор? Что я вообще слышал? Точнее - воспринимал?
- Прокрути телеметрию за последние пять минут, - промыслил Олег. - Обрати внимание на микродвижения правой руки. Расшифруй их как попытку писать на Высшем наречии, скорописью.
Расшифровка не отняла у компьютера и секунды. В голове Олега раздался протяжный свист.
- Твоя рука точь-в-точь повторяла микродвижения Игнара, - сообщил комп, не скрывая изумления. - Я прокрутил обе записи, все сходится. Знаешь, что мы с тобой обнаружили?
- Обыкновенную телепатию, - без малейшего энтузиазма отозвался Олег. - И сейчас эти телепаты собираются захватить в плен еще одного землянина. Может быть, мы пока отложим теоретические диспуты?!
- Как скажешь, - на удивление быстро согласился комп. - Но ты зря волнуешься насчет возможного захвата; страж-птица наготове.
- И тело павшего героя на поруганье не отдаст? - повеселел Олег. Как бы круты ни были Молчаливые, вряд ли им удастся загипнотизировать полторы тонны туповатой стали. - Ты уже понял, как они выключали коннекторы?
- Нет данных, - ответил комп. - В твоем случае коннектор еще не выключался.
Олег фыркнул и покачал головой. Он до сих пор не мог привыкнуть к строго формальному мышлению своего компьютерного напарника.
- Нет данных! - передразнил он беззвучные интонации компа. - Да они ж меня целых шестнадцать часов телепали! Что, так трудно было раскодировать внутренние образы? Или это сообразить требуется?
- Не понял, - обескураженно ответил комп. - Какое отношение имеют детские воспоминания Дю Марте к блокированию коннектора?
Олег догадался, что комп расшифровал шестнадцатичасовой сон Дю Марте только сейчас, по своему обыкновению затратив на это очередную миллисекунду.
- Дорогой мой, - покровительственно сказал Олег, - после таких снов даже землянин может проснуться убежденным Молчаливым. Или ты хочешь сказать, что Дю Марте видел во сне только эпизоды из твоей легенды?!
- Нет, - отозвался комп. - Стороннее внушение?! Синкретических образов?!
Судя по интонациям, сам комп проделывал такие штуки с большим трудом. Ему крайне не хотелось верить, что еще кто-то во вселенной может внушать синкретические образы.
- Разумеется, - усмехнулся Олег. - Что может быть проще для телепатов, которые даже думать научились в письменном виде! Да им заблокировать коннектор - что тебе пол-города сжечь: отдал приказ от имени владельца, и амба.
- Но для этого нужно знать, что внушать!
- Ты все еще не понял? - Олег покачал головой. - Мысли Игнара звучали в моей руке; точно также и мысли Коннера могли звучать в голове Игнара. Он находился в монастыре так долго, что на месте Молчаливых я выучил бы половину галактических языков, не то что такую мелочь, как управление коннектором!
Комп ничего не ответил. Олег понимал, что происходит сейчас в его электронных мозгах. Ухватившись за свежую идею, комп строил новую модель всего происшедшего на Пингаре, перерассчитывая вероятности тысяч событий - исходя из "телепатической" гипотезы.
На это даже ему требовалось время.
Олег поежился. Итогом подобных размышлений могла стать новая интерпретация происходящего, на основе которой комп снова начнет отдавать приказы. Вроде того, самого первого - идти по азимуту триста сорок.
- Ну что ж, - наконец произнес комп. - Придется применить силу.
- Э?! - только и выдавил Олег.
- Дело в том, - не без ехидства сообщил комп, - что мессир Игнар уже отдал приказ доставить тебя в зал правды.
Олег вздрогнул всем телом и больно ударился локтем о стену.
- Да как я буду применять силу?! - вскричал он. - Им же стоит только руки вверх сделать, и я с копыт долой!
- Ошибаешься, - спокойно возразил комп. - Хотя физический носитель воздействия "руки вверх" до сих пор не обнаружен, его нейрофизиологические последствия легко компенсируются с помощью коннектора. Молчаливые больше ничего не смогут с тобой сделать, что подтверждается хотя бы тем, что ты до сих пор в сознании.
- Ага, - сказал Олег, поднимаясь на ноги. - Значит, теперь их очередь паниковать. Но все-таки, как насчет полномочий?
- Даю тебе полномочия, - торжественно произнес комп. - Достоверность "телепатической" гипотезы - девяносто семь процентов. Вполне достаточно, чтобы считать контакт состоявшимся, а планету - вошедшей в Содружество. Статус землян в настоящее время далек от рекомендуемого; требуется дипломатическая подготовка планетарного социума. Не вижу причин, почему бы не поручить ее вам, стажер Соловьев. Точнее, дипломат Соловьев!
- Ага, - еще раз сказал Олег, у которого голова кругом пошла. Лихо комп все это обставил! - Ну, я пошел? Силу применять?
- Персоналии для контакта - Игнар и Гофор, - проинструктировал комп. - Тематика - вводная, плюс переговоры о заложниках. Схему монастыря ты можешь вызывать по ключевому слову "карта". Постарайся никого не убить.
Именно эта, сухая и предельно конкретная инструкция мгновенно привела Олега в рабочее состояние. Мы же все это полтора года отрабатывали, сказал он себе. Ничего нового, сугубо стандартная ситуация. Вводные переговоры, переговоры о заложниках, допрос пленного...
Дверь заскрежетала, впуская в келью луч света. На пороге стояли три монаха, каждый на голову выше Олега.
- Мессир желает видеть тебя, - сказал один из них. - Немедленно!
Олег послушно вышел из кельи. Монахи расступились, пропустив Олега вперед; один из них пошел рядом с Олегом, двое других - сзади. На очередном повороте идущий сбоку монах мягко повернул Олега влево, в сторону, противоположную кабинету Игнара. Пора, подумал Олег.
Он приостановился, давая задним провожатым приблизиться, затем обернулся всем корпусом, как бы собираясь задать вопрос идущему рядом, и резко выбросил вперед правую руку. Ближний монах беззвучно осел на пол, в голове Олега вспыхнула искра боли и тут же погасла, "воздействие компенсировано", сообщил комп, Олег схватил второго монаха за волосы и сильно рванул на себя, подставляя колено. Затем слегка присел, оценил расстояние до третьего и ударил ногой.
К счастью, монастырь назывался не Шао-Линь.
Убедившись, что провожатые больше не горят желанием кого-либо провожать, Олег прикрыл глаза и скомандовал: "Карта!". Ему нужен был кабинет Гофора - Игнар вряд ли успел вернуться с прощупывания - и он нашел его через два поворота и одну лестницу. По пути Олег встретил еще нескольких монахов, рискнувших поднять руки вверх; все они остались лежать на полу. Искусство рукопашного боя здесь явно было принесено в жертву телепатии.
Перед самым кабинетом Олег на секунду остановился. С чего же начать, подумал он. С установочной речи - мол, землянина не задевай никогда? Поздновато, задели уже, и даже гравилет стащили. Землян они теперь ни в грош ни ставят.
А что, если напустить на них Дю Марте!?
- Страж-птица в помещении, - доложил комп. - Режим "компакт".
Олег кивнул и толкнул дверь. Судя по грохоту, перед этим она была заперта.
Кабинет Гофора разительно отличался от уже знакомого Олегу кабинета Игнара. Прежде всего, своими размерами: в этом прямоугольном, метров сорок в длину зале не иначе как проводились общие собрания Молчаливых. Олег поначалу даже испугался, что ошибся комнатой; но, присмотревшись, обнаружил у дальней стены человека, стоявшего около широкого бюро. Когда сорванная с петель дверь рухнула на гладкий деревянный пол, человек поднял голову и в полном изумлении уставился на Олега.
- Это Гофор, - сообщил комп. - Ты не ошибся.
Вот и отлично, подумал Олег, неторопливо шествуя по огромному залу. Гофор, по-видимому, опознавший Дю Марте, нахмурился и еле заметно пожал плечами.
Голову Олега пронзила короткая вспышка боли - заметно сильнее, чем в прошлый раз. Компьютер среагировал мгновенно - "воздействие компенсировано".
Олег презрительно усмехнулся и продолжил движение вперед.
Когда до Гофора осталось каких-то три шага, Олег понял, что Молчаливые тоже способны испытывать страх.
- Против меня ваши наваждения бессильны, - сказал Олег, подходя к Гофору вплотную.
Гофор одной рукой оперся на бюро и еще раз попробовал пожать плечами. На этот раз комп погасил боль даже раньше, чем она появилась. Олег покачал головой:
- Если ты сделаешь это в третий раз, - сказал он, - мне будет разрешено применить силу.
Он замолчал, стоя перед Гофором и глядя ему прямо в глаза. Впрочем, по лицу генерала Молчаливых нельзя было прочитать и десятой доли того, что нашептывала сейчас Олегу кисть его правой руки.
"Игнар...", - прочитал Олег по еле заметному подрагиванию пальцев. - "В мой кабинет... Денло и все, кто владеет шпагой..."
- Что это значит?! - наконец произнес Гофор. - Кто вы?
Олег церемонно поклонился.
- Я тот, кому повинуются слуги Высокой Церкви. - Он обнажил левую руку и продемонстрировал Гофору татуировку. - И я пришел повелевать. Веруешь ли ты в Единого Господа нашего и пророка его Майеруса, сын мой?
Олег с удовлетворением отметил, как голова Гофор склонилась, едва тот заслышал этот риторический вопрос.
- Верую, - ответил Гофор, потому что не мог ответить иначе.
- Тогда повинуйся воле эмнезира, - величаво произнес Олег. - Не умножай прегрешений своих, сын мой, ибо тебе не дано знать, когда истощится терпение Господа!
Гофор втянул голову в плечи, и по его реакции Олег понял, что избрал верную интонацию. Гофор был теперь не просто напуган; его пальцы буквально трепетали под напором лихорадочных мыслей. Само по себе появление человека, неподвластного гипнозу, пугало; но то, кем был этот человек, поистине вселяло ужас.
Похищение посланника - пустяк, специально для Гофора подумал Олег. Колдовство, противное природе человека - вот что приведет Молчаливых на костер.
Гофор сжал губы и покосился в сторону двери. Олег в свою очередь глянул на карту - ни Игнара, ни Денло поблизости не было. Должно быть, разыскать в монастыре умеющих владеть шпагой оказалось не так-то просто.
- Я прощаю тебе свое заточение, - продолжал Олег, не давая Гофору опомниться. - Ты сделал именно то, что было нужно Церкви. Благодаря тебе Церковь знает теперь о могуществе Молчаливых, и знает, на чем держится это могущество.
Глаза Гофора едва заметно расширились. Вот так-то, подумал Олег. А ты, видимо, считал, что личный посланник эмнезира пришел сюда в качестве палача?
- Я прощаю тебе смерть наших братьев, - продолжил Олег. - Они знали, на что шли, и Господь принял их души в свою обитель. Ты делал, что мог, чтобы сохранить тайну ордена для тех, кто способен оценить ее величие.
"К чему он клонит?" - задергалась кисть.
- От имени эмнезира я отпускаю твои грехи и грехи твоего ордена, - закончил Олег свое затянувшееся вступление. Он поднял правую руку и возложил ее на лоб Гофора, невольно наклонившегося вперед. Кем бы там ни был генерал Молчаливых, выработанные веками рефлексы и на этот раз оказался сильнее. - А сейчас, сын мой, я вновь должен спросить: крепка ли твоя вера?! Готов ли служить ты Высокой Церкви, как некогда служили ей генерал Гийом и генерал Дабен?
В другой момент Олег удивился бы этим внезапно выскочившим из памяти именам. Но сейчас он был целиком поглощен Гофором - его реакциями, его мыслями, его намерениями. Намерениями, которые за последнюю минуту удалось основательно поколебать.
- Вера моя крепка, - машинально ответил Гофор. - Но разве не ведомо эмнезиру, что орден Молчаливых уже сто шестьдесят восемь лет находится вне юрисдикции Церкви?!
- Находился, сын мой, - поправил его Олег. - Сто шестьдесят восемь лет Высокая Церковь не тревожила Молчаливых, дабы те в молчании и смирении постигали новые откровения Господа. Сегодня же я, шевалье Дю Марте, волею Господа и повелением эмнезира совершивший паломничество в средоточие вашей мудрости, свидетельствую: орден исполнил свою тайную миссию и снова может занять подобающее место в лоне Высокой Церкви!
Для Гофора такой поворот событий оказался воистину откровением. Он приоткрыл рот, изумленно посмотрел на Олега и даже отступил от своего непомерного бюро.
"Они знали?!" - задрожала кисть.
- В лоне Высокой Церкви?! - переспросил он. - Эмнезир знал?..
- Сын мой, - укоризненно произнес Олег. - Неужели ты не замечаешь очевидного? Разве похож я на того Дю Марте, который несколько часов назад вышел из кабинета Игнара, преданный Молчаливым душой и телом? Разве я лежу в беспамятстве на этом полу, как лежал бы на моем месте любой другой человек? Разве смог бы я совершить это, не знай Церковь заранее, что ждет ее эмиссара в гостях у Молчаливых?
- Как долго... Как давно вы знаете?! - воскликнул Гофор в совершеннейшем смятении. Мысли Олег словами, он отпустил бы очередное мысленное замечание - как, в сущности, похожи все человеческие существа; как просто управлять ими, внушая страх и подавая надежду. Вместо рухнувших планов единоличного господства перед Гофором предстала восхитительная перспектива союза с Высокой Церковью, союза, который мало кто в Энее решился бы отвергнуть.
- Я уже сказал, сын мой, - улыбнулся Олег. - Сто шестьдесят восемь лет.
Поколения за поколениями, подумал он, Молчаливые служили Церкви, сами о том не подозревая. Гофор должен быть счастлив, ведь именно ему выпала высокая честь возглавить воссоединение ордена и Церкви.
- Сто шестьдесят восемь лет?! - переспросил Гофор. Олег отметил, что сейчас он говорит именно то, что думает - подрагивания пальцев выписывали именно эти слова. - Семь генералов, не ведавших, что творят?! Но как Церковь смогла превзойти нас?..
- Сын мой, - ласково произнес Олег. - Мало кому дано знать истинное величие Церкви.
Гофор сокрушенно покачал головой. Олег был совершенно прав - в полной мере о возможностях Церкви знали разве что сам эмнезир, да еще орбитальный компьютер. Но, конечно же, так долго считавшему себя всемогущим генералу требовалось время, чтобы осознать очевидное.
- Но если эмнезир знал, - встрепенулся Гофор, - зачем вся эта затея с переговорами? Зачем явился ты к принцу Энефарта?..
- Таков был план эмнезира, - снисходительно объяснил Олег. - Я должен был удостовериться в ваших возможностях; а для этого Дю Марте должен был быть захвачен в плен, подвергнуться наваждениям, превратиться в вашего преданного слугу и рассказать вам нечто достаточно важное, чтобы оправдать все это в ваших глазах. Вы смогли заморочить лучшего агента эмнезира; следовательно, ваше искусство отныне должно служить Церкви.
Гофор молча кивнул. По микродвижениям его пальцев Олег понял, что генерал счел этот рассказ вполне правдоподобным. Иного Олег и не ждал - изложенное не выходило за пределы обычной средневековой интриги. Если он не поверит и на этот раз, подумал Олег, у ордена в скором времени будет другой генерал.
Гофор прочитал эту мысль едва ли не быстрее, чем Олег ее подумал.
- Я преклоняюсь перед величием Господа и мудростью его земного воплощения - эмнезира Коре, - произнес он, склоняя голову. - Я и шестеро моих предшественников были слепыми, но верными исполнителями воли Высокой Церкви. Я с радостью встречаю весть об истинном назначении нашего служения!
- Эмнезир будет рад услышать об этом, - кивнул в ответ Олег. - Я сегодня же отправлюсь в обратный путь, неся ему эту радостную весть. - Олег отметил, что в глазах Гофора загорелся лучик надежды. - Горите ли вы желанием как можно скорее вернуться в лоно Церкви, генерал?
Гофор мгновенно почувствовал подвох, но выбора у него уже не было.
- Я сделаю все от меня зависящее, чтобы ускорить церемонию, - ответил он, по-прежнему глядя в пол.
- В таком случае, - твердо произнес Олег, - я рассчитываю отбыть из Дагсбурга на вашей небесной машине.
"Откуда?!... - заметались мысли Гофора. - Денло... Дю Марте проезжал Гец... Все подстроено! Они знают все!!!".
Дальнейших мыслей генерала Молчаливых Олег уже не смог разобрать. Все, что происходило до сих пор, казалось в сравнении с этим пустопорожней болтовней о погоде. Видимо, Гофор только сейчас в полной мере осознал, насколько велико истинное величие Церкви. Он схватился обеими руками за бюро и сжал пальцы так, что они побелели. Думать в таком положении ему было весьма затруднительно, но генерал и не нуждался в мыслях. Тяжело дыша, он глядел на Олега, пытаясь сделать лучший выбор между рабством и мучительной смертью.
- Генерал! - раздался сзади Олега знакомый голос. Ба, подумал Олег, кажется, мы еще раз увидимся со знаменитым бретером! - Прикажете убить?!
Олегу показалось, что последние слова Денло произнес с некоторым сомнением. Но это вовсе не помешало Олегу мгновенно сменить позицию так, чтобы видеть всех противников.
У двери стояли четверо - Игнар, Денло и еще два человека в светской одежде, с обнаженными шпагами в руках.
Генерал мрачно посмотрел на вошедших и покачал головой.
- Преклоните колени, - сказал он, делая свой выбор. - Перед вами - шевалье Дю Марте, личный посланник эмнезира.
- И что с того? - язвительно осведомился мигом повеселевший Денло. Его спутники, не столь знаменитые авантюристы, тем временем опустились на одно колено и до пола поклонились Олегу.
- Эмнезир любезно предложил Ордену воссоединиться с Высокой Церковью, - с каждым словом говоря все увереннее и увереннее, пояснил Гофор. - И я склонен принять это предложение.
Денло присвистнул, бросил на Олега изумленный взгляд - на что Олег немедленно подмигнул левым глазом - развел руками и молча опустился на одно колено.
Кажется, подумал Олег, в нашем споре о покровителях наконец поставлена точка.
- Господин посланник, - почтительно обратился Гофор к Олегу, - ваше пожелание будет исполнено еще до рассвета. Угодно ли вам, чтобы к вам обращались по имени, как подобает человеку вашего сана?
- Да, брат Гофор, - подчеркнув слово "брат", ответил Олег. - Отныне вы принадлежите Церкви и можете называть меня братом Альбертом.
- Я счастлив встрече с вами, брат Альберт, - сказал Гофор, склоняя голову. - Позволите ли вы рассказать во всех подробностях о последних открытиях нашего ордена, приведших к появлению в нашей власти небесной машины?
Гофор сделал свой выбор - и теперь, как с удивлением понял Олег, действительно служил Высокой Церкви. Служил не столько за страх, сколько за совесть.
Интересно было бы послушать, подумал Олег. Но у меня мало времени.
- К несчастью, брат Гофор, - развел он руками, - на этот счет я имею совершенно конкретное предписание. Вместе со мной в Омн должны отправиться все три захваченных вами демона.
- Как будет угодно эмнезиру, - покорно согласился Гофор. - Но позвольте спросить, брат Альберт. Способны ли вы сами насылать наваждения?
Сердце Олега на секунду замерло. Что, если комп не догадается?!
- Взгляните, - двусмысленно сказал Олег, указывая на стоящую у дверей четверку. - Сейчас...
Комп догадался.
Четыре тела мешками рухнули на пол.
Гофор изменился в лице и уставился на Олега. Точнее, на его руки, расположенные вовсе не в традиционном для Молчаливых положении "Руки вверх".
- Будет исполнено, брат Альберт, - дрогнувшим голосом сказал Гофор. - Я прикажу доставить демонов в монастырь.
- Хорошо, брат Гофор, - кивнул Олег. - Я тоже рад нашему знакомству. В вашем лице Церковь приобрела замечательного генерала! Как скоро я могу отбыть в Омн?
- Как я и сказал, брат Альберт. Еще до рассвета.
- Благодарю, брат Гофор. А сейчас я хотел бы немного отдохнуть, - улыбнулся Олег. - Распорядитесь разбудить меня, когда небесная машина и демоны будут готовы. Я буду спать в келье, столь любезно отведенной вами Дю Марте. И не забудьте мою шпагу!
С этими словами Олег поклонился Гофору и, не оглядываясь, вышел из комнаты. Когда он переступал через тело мессира Игнара, тот в первый раз с момента нанесения удара зашевелился. Точно в срок, удовлетворенно отметил Олег.
Никто не посмел ни остановить его, ни даже сопроводить до камеры.
Растянувшись на своей циновке, Олег неожиданно понял, что отчаянно хочет спать. И это после победы, которую даже сравнить было не с чем! Не было в истории Корпуса ничего подобного, не попадали земляне в плен к телепатам. Мне бы до потолка прыгать, подумал Олег, а вот не хочется. Быть может, потому, что все это -только начало?
Кивнув собственным мыслям, он устроился поудобнее и прикрыл глаза.
- Поздравляю! - загремел в голове торжественный голос. Орбитальный компьютер выбрал самый официальный - и, пожалуй, самый неудачный тон. Олег поморщился и почувствовал нарастающее раздражение. Чего ему еще? - Гофор уже отдал приказ, и гравилет с минуты на минуту поднимется в воздух. Я определил его координаты, страж-птица направлена на сопровождение наших сотрудников. Операция блестяще завершена, стажер Соловьев!
Олег мстительно улыбнулся. Завершена? Как бы не так.
- Замолкни, наваждение! - пробормотал Дю Марте. - Я не верю ни одному твоему слову. Завтра, когда демоны предстанут перед эмнезиром...
В голове у Олега раздался короткий, но очень отчетливый щелчок. Компьютер впервые за последние дни не смог выразить свою оценку словами.
- Дю Марте? - наконец выдавил он.
- Брат Альберт! - отрезал Дю Марте. - И запомни, порождение демонов: отныне ты будешь подчиняться мне. Такова воля эмнезира!
- Олег, что с тобой?! - зачастил компьютер. - Все параметры в норме, воздействия компенсированы; ты совершенно нормален! При чем здесь брат Альберт?!
- Я выполнил поручение эмнезира, - гордо промыслил Дю Марте. - Мой дух победил смерть, а ты и твоя марионетка помогли добраться до Молчаливых. Сейчас же я требую от тебя того же, что и от всех - повиновения. В противном случае, - Дю Марте прикрыл глаза и философски вздохнул, - тебе придется самому подбирать код к системе дальней космической связи.
На этот раз намек был достаточно прозрачен. Долю секунды компьютер молчал, а потом голову Олега заполнил веселый смех.
- Так это ты, зараза?! - завопил комп. - Черт, я почти поверил, что ты теперь - Дю Марте! Вот это был бы номер!
- Не бойся, я не помер, - в тон компьютеру ответил Олег. Теперь, когда надменный орбитальный мудрец снова стал своим парнем, Олег мигом вспомнил, что после победы полагается как следует повеселиться. - Однако согласись, что у Дю Марте прорезались неслабые дипломатические способности!
- Я просто в восхищении, - согласился комп. - Несколько минут - и Молчаливые выполняют приказы...
- При чем здесь Молчаливые?! - деланно удивился Олег. - Я имел в виду тебя, кретин ты орбитальный! Куда б ты девался, предъяви Дю Марте ультиматум?! Страж-птицу бы на него натравил, обратно в Соловьева превращать? И как бы это выглядело, с точки зрения Кодекса?!
Олег снова услышал знакомый щелчок. Компьютер молчал, и с каждой секундой его молчания Олегу все меньше хотелось смеяться. Комп в очередной раз менял свою оценку ситуации.
И занимало это у него чертовски много времени.
Восемь секунд компьютерного молчания показались Олегу восемью часами.
- Ну что там у тебя? - не выдержал он.
- Еще немного... - отсутствующе ответил комп. - Готово. Сейчас скажу, если обещаешь сильно не ругаться.
- Обещаю, - кивнул Олег.
- Вероятность восстановления личности потерпевших силами медицины Содружества, - сообщил комп, - менее тридцати процентов. Таким образом, для нас неприемлимы ни лечение на месте, ни даже эвакуация. Единственный вариант, удовлетворяющий требованиям Кодекса - использовать местные технологии психокодирования, для чего их следует сначала изучить.
- Как именно изучить? - уточнил Олег.
- Я просил не ругаться, - напомнил комп. - Изучить в тесном контакте с Молчаливыми, агентурном или дипломатическом, не принципиально. И единственный человек, способный это сделать...
- Дю Марте, - произнес Олег, уже догадавшийся, что его ждет. - Хорошо. Я обещал не ругаться. Я обещал...
Олег никак не мог знать, сколько лет потребуется, чтобы изучить телепатической искусство Молчаливых.
И потому - не ругался.


далее: Часть 2. ЗАМОК >>

Сергей Щеглов. Дипломат особого назначения
   Часть 2. ЗАМОК
   Часть 3.